Спасение — в любимом деле

Спасение — в любимом делеУчастник боевых действий Александр Матяш собственным примером показывает боевым товарищам, как найти себя после нелегких будней в АТО.

Не опустить рук, не отчаяться, найти место в обществе — лозунги для нашего героя. Война для него не закончилась. Он прошел лишь определенный ее отрезок. Сейчас занимается делом для души, но по две-три недели проводит в зоне АТО.

На другом конце, как говорили до недавнего времени, проволоки отвечает дружелюбный голос: «Матяш слушает». Договариваюсь о встрече. Александр очевидно в памяти листает страницы плана на несколько дней: «Сегодня — нет. Завтра на мне дети. Предлагаю в пятницу в пиццерии «Ветерано». И в завершение разговора добавляет: «Плюс. Плюс». Понимаю, военная лексика сопровождает бойца до сих пор.

Оказалось, Александр и не собирается менять ни лексикон, ни привычки. Говорит, так удобно. Армия — это совокупность рационального, безэмоционального. На другое нет времени. На телефонные звонки, которые непрестанно прерывают разговор, муж говорит знакомый: «Матяш слушает». Далее поясняет, что ни один из позывных, которые пытались присвоить бойцу, — «Мадьяр», «Тринадцатый», «Пілюлькін» — не прижился. Чаще фамилия принимали за позывной.

Даже дети называют отца Матяшем. Не обидно, потому что оригинально. Для бойца присуща черта — выделяться. За нрав, непослушание не раз получал на орехи от учителей, а потом и от милиции.

В 18 лет Александр «откосил» от срочной службы в армии. На самом деле у него была язва желудка, и на то время обрадовался, когда врачи признали негодным к службе.

«Двадцать лет назад я не видел необходимости тратить время в той армии. Когда начался весь этот замес, мои друзья служили в добровольческом батальоне «Азов». В первые месяцы войны они были голыми и босыми. Четырем из них передавал экипировка. Когда они вышли из Иловайска, я позвонил и спросил о нуждах. Мне ответили: нужны люди. После определенной проверки документов попал в ДБ МВД «Киевщина». Впоследствии его переформировали в добровольческий полк патрульной полиции особого назначения. В его составе выезжал на ротации в зону АТО, после нес службу в Киевской области как работник полиции. Имею звание младшего сержанта, по-нынешнему — капрал. Увольнялся по рапорту», — рассказал боец.

Адреналин в мирное русло

Опытом не кичится и советов никому не дает. Считает: человек должен определить, что ему надо, и идти к этому. Атовцам уже прицепили неоднородный ярлык: это или пьяницы в камуфляже, или герои. На самом деле срез общества в зоне АТО разношерстный, как и в мирной жизни. Там так же собираются по интересам и предпочтениям. И добавляет: «Я для себя нашел после службы тех, кто собирается что-то создавать или уже организовал собственное дело. Считаю, если человеку нужна помощь, она ее получит. Существует немало организаций, деятельность которых направлена на поддержку бойцов, которые вернулись из Донбасса. Например, ветеранские союзы, ГО «Центр занятости Свободных людей», ГО «Собратья» — здесь подскажут, как воплотить замысел, написать бизнес-план, подать заявку на грант. Нужно только, чтобы желания соответствовали намерениям».

Пьянство и другие негативные явления в зоне АТО боец не опровергает. Что есть, то есть. Непростые испытания наваливаются на неподготовленных ребят. Когда уже нечего надеяться на собственную волю, тогда надо хватать за рукав всех подряд — психологов, капелланов. По словам бойца, он уже семь лет не употребляет алкоголя. Двое детишек и хочет быть живым ради них. Доброжелательно вспоминает капеллана 30-й механизированной бригады, отца Сергея. Говорит, круче него не встречал, хотя имел честь общаться со многими священниками. И добавляет: «Они нужны в армии. Среди них есть разные, потому что они, как и мы, — люди. Есть такие, что выполняют свою миссию как работу, а есть — по зову сердца. До аннексии Крыма отец Сергий, этнический россиянин, служил в Севастополе, в церкви Московского патриархата. С начала боевых действий покинул полуостров, перешел к Киевскому патриархату и теперь занимается нуждами армии. Он помогает ребятам с гепатитом с попасть на лечение и реабилитацию. Оплачивает недешевый трехмесячный курс лечения. В мирной жизни он и дальше общается с бойцами в неформальной обстановке».

Боец настаивает на том, что надо все-таки искать спасения не в «расслабляющей» терапии, а наоборот, нагружать себя вполне полезными занятиями. После АТО без всплесков адреналина и разумных путей его выхода солдатам трудно. Бег, прыжки с парашютом, бокс, пейнтбол должны стать на долгие годы спутниками человека. И, конечно, любимое дело.

Трусы вместо квартиры

Разницы в том, где ее создавать — в большом городе или небольшом селе, Александр не видит. Из собственного опыта знает, что все по плечу.

«Посторонней помощи не имел. Только Женя Алексеев, мой давний друг и компаньон, помогал. Когда я шел служить, мы договорились, что кто-то должен остаться на хозяйстве, чтобы если что-то пойдет не так, решать вопросы обеих семей. У него дети, у меня дети, а жизнь — она не без сюрпризов. Он организовал всю техническую сторону бизнеса. Идея с нижним бельем возникла неожиданно у меня на фронте. Вся экипировка покупал за свой счет — так, чтобы надежно. И даже подумать не мог, что можно проколоться на мелочах — трусах и носках. Плавки, боксерки или даже «семейные» из материала, который не дышит, под камуфляжной штанами на жаре — это ужас. Нам с ребятами на блокпосту не до смеха было, когда на деликатных местах повисипало. Нижнее белье из простой натуральной ткани оказалось на вес золота на передовой. Зря смеялись с наших прадедов, которые носили изделия из ситца, сатина. Вот тогда в ход пошли средства, которые я копил на квартиру. Никаких гарантий не было. Понимал, что там такие вещи крайне необходимые. Нашел производство, которое смогло выполнить заказ. Нашили столько, что комната моего товарища доверху была заставлена коробками с готовой продукцией».

Александр проводит благотворительные акции, направленные на поддержку защитников государственных границ на востоке страны.

Быть там, где нужен

Поездки в зону АТО продолжаются и теперь. Александр на добровольных началах как водитель-парамедик в команде быстрого реагирования «Ветерок» оказывает помощь в зоне боевых действий. Встречает там уже знакомые лица и новичков. Говорит, научился с первого взгляда распознавать людей изнутри.

Вспоминает боевых товарищей, среди которых полевой повар Максим Киевлян.

«Первая ротация. Поселок Новоахтырка. Условия были действительно замечательные. Мы дислоцировались в здании больницы, поэтому имели и крышу, и самое главное — воду. Но голодный воин — это не воин. В армейской службе есть нюанс: каждый боец отвечает за определенные обязанности, почти у каждого есть сменщик. Хоть изредка солдат есть время на передышку. Кроме повара. Он просыпался в четыре утра и ложился, когда это было возможно, в полночь. За все время должен нарубить дров для дровяной плиты, разжечь ее, приготовить блюда на 25 человек, помыть посуду. И все это по замкнутому кругу изо дня в день. Максим добровольно решил готовить для бойцов. По моему мнению, Максим заслужил награду за то, что бойцы трижды в день имели возможность поесть различные вкусные блюда».

Друг «Титановый Джексон»

К нашей с Александром разговору присоединился его боевой побратим Евгений Терехов (позывной «Титановый Джексон») и рассказал свою историю:

«Во время одного из обстрелов снаряд попал где-то вблизи фермерского курятника. Наш повар — парень находчивый и с чувством юмора. Стреляли 80-ки и 120-ки, голову из окопа не высунешь. Слышим — передает по рации: у нас две «трьохсотих» и три «двохсотих». Обпатрали кур, приготовили еду.

А еще был случай, когда Саня-кок выскочил с двумя 26-ми «мухами» и лупонув поочередно с одной и второй и этим спас БТР и ребят. В этом бою меня ранило. Забегаю истекая кровью в гараж, где как раз Саня был, он меня всего перебинтовал, уколов свои две ампулы буторфанолу. Впоследствии я инициировал награждение его орденом «За мужество» ІІІ степени. А просто по-человечески спасибо за спасенную жизнь».

О первый боевой опыт все бойцы рассказывают неохотно. Дается он каждому по-своему тяжело. Психика в такие моменты непредсказуема. Везде, на войне в частности, на человека вешают ярлык с определенной характеристикой. Одного называют красавчиком, второго хирлявим. А в боевых условиях внешние оценки в корне меняются. Человек, который составлял впечатление глыбы и непоколебимой человека, в критической ситуации впадает в ступор, пугается.

Евгений Терехов, вспоминая Иловайск, рассказал о бойце с позывным Жак: «Все его тролили за гламурные манеры. А во время боя, когда стала угроза плена, Жак не сбежал, хотя мог. Метнулся по местности, где нашел жилетку с пометкой «Красный Крест». Надел ее, прыгнул в красный фіатик и поехал на оккупированную территорию спасать ребят. Благодаря его мужеству живыми остались 83 бойцы».

Оба не скрывают, что война очень меняет людей. Друзей из мирной жизни в обоих почти не осталось. На передовой время летит с ускорением. Там не до патетических речей. Если человек ничтожество на войне, об этом так и говорят, не стесняясь дипломатической лексики. Для нынешнего круга собеседников их лексика и эмоции просты и понятны. О чем говорить с людьми, с которыми не было совместных переживаний, они даже не представляют.

«Не имею времени и желания кому-то объяснять свои переживания, все равно не поймут. А те, кто побывал на войне, без слов понимают, что внутри меня творится, — рассказал Александр. — Закрытое пространство, в котором находятся военнослужащие, дает возможность очень быстро разобраться в людях, понять, кто рядом с тобой. С хорошим человеком срастаешься на всю жизнь».

Расторжение браков бойцы объясняют непониманием, которое наступает в семьях по возвращению мужчин с войны. И это уже совсем другая история с хорошим окончанием.

На ту же тему
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Военные Новости Мира | wartelegraph © 2017 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх