Авиационный компонент ядерной триады США

B-2_001.tЕе основу составят перспективные крылатые ракеты воздушного базирования

Окончание. Опубликованы первая и вторая части.

Предлагаем вниманию читателей заключительную часть анализа развития американской ядерной триады, являющейся сегодня составляющей реформируемых стратегических наступательных сил США.

Новая крылатая ракета большой дальности

Сократить наряд межконтинентальных баллистических ракет (МБР) и баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ), требуемый для нанесения разоружающего удара по СЯС РФ, американская сторона, судя по всему, намерена за счет принятия на вооружение нового поколения ядерных крылатых ракет воздушного базирования (КРВБ).

Конкурс на разработку перспективных КРВБ большой дальности LRSO, которые должны заменить крылатые ракеты AGM-86В ALCM и AGM-129А ACM, был объявлен в декабре 2012 года. Официально ВВС США предложили принять в нем участие четырем ведущим американским компаниям: «Боинг», «Локхид Мартин», «Нортроп Грумман» и «Рейтеон». В ходе конкурса должен быть определен единственный разработчик и поставщик новой крылатой ракеты.

В 2013 финансовом году на разработку новой ракеты ВВС США выделили два миллиона долларов, в 2014-м – пять миллионов. Затем в течение трех лет ежегодное финансирование работ должно составить 41,7, 209,0 и 352,9 миллиона долларов соответственно.

Принятие на вооружение КРВБ LRSO намечено на середину 2020-х годов, а к 2030-му они должны полностью заменить весь имеющийся парк ракет ALCM, которые до этого момента будут сохраняться на вооружении американских военно-воздушных сил, пройдя модернизацию по программе LEP (Life Extension Program) с целью продления жизненного цикла ракет.

В апреле текущего года помощник начальника штаба ВВС США по стратегическому сдерживанию и ядерной интеграции генерал-майор Гаррет Харенкак заявил в сенате, что разработка ядерных крылатых ракет LRSO будет осуществляться таким образом, чтобы они могли размещаться на всех типах стратегических бомбардировщиков (СБ) – носителях ядерного оружия (ЯО): существующих СБ В-52Н и В-2А, а также перспективных бомбардировщиках LRS-B.

Это же подтвердил и глава командования глобального удара ВВС США генерал-лейтенант Джеймс Ковальски: «В будущем LRSO заменят устаревающие ALCM и будут совместимы с B-52, B-2 и LRS-B».

Тактико-технические характеристики перспективной КРВБ пока остаются закрытыми, однако основные ее параметры могут быть оценены исходя из анализа боевого предназначения и имеющегося в США технологического задела в области разработки крылатых ракет большой дальности, в первую очередь RGM-109E «Тактический Томагавк».

Учитывая глубину планируемых для КРВБ LRSO задач по стратегическому сдерживанию России и Китая, а также достигнутый на сегодня уровень турбореактивного двигателестроения, можно ожидать, что дальность полета перспективной ракеты будет составлять не менее 3–3,5 тысячи километров при средней скорости около 800 километров в час.

Поскольку перспективную КРВБ планируется применять с малозаметных СБ B-2 и LRS-B, предназначенных для действий в воздушном пространстве противника, обладающего мощными интегрированными системами ПВО, можно ожидать, что и сама ракета будет выполняться с применением технологии «Стелс».

Основным типом оснащения КРВБ LRSO скорее всего станет ядерное. Однако в интересах применения ракеты в рамках концепции «Глобальный удар» для нее может быть разработана и обычная боевая часть.

По имеющимся данным, ядерное оснащение ракеты намечено создать на базе ядерного зарядного устройства (ЯЗУ) типа W80-1, W84 или W61, прошедшего модернизацию по программе LEP. Данные ЯЗУ разработаны для оснащения КР воздушного (AGM-86В и AGM-129А) и наземного (ВGM-109G «Грифон») базирования, а также ядерных бомб В61.

Перечисленные ЯЗУ имеют переключаемую мощность заряда, нижний порог которой составляет 3, 0,2 и 0,3 кт. По данному B61-12критерию ядерные боезаряды с подобными значениями мощности могут быть отнесены к ЯБЗ малой (1–10 кт) и сверхмалой (до 1 кт) мощности, что делает их чрезвычайно привлекательными с точки зрения минимизации побочного действия. Верхний порог мощности указанных ЯЗУ – 200, 150 и 340 кт соответственно.

Все ядерные зарядные устройства разработаны практически на одной элементной базе, обеспечивающей высокую взаимозаменяемость их узлов. Общее количество выпущенных ЯЗУ указанных типов – 1750, 350 и 3150 единиц соответственно.

Поскольку применение новых ракет планируется в условиях интенсивного задействования противником средств радиоэлектронного противодействия, система управления полетом перспективной КРВБ должна быть комбинированной.

Вероятнее всего, она будет включать инерциальную систему управления (ИСУ) на лазерных гироскопах, корректируемую по данным КРНС «Навстар», корреляционно-экстремальную систему (КЭС) типа PTAN (Precision Terrain Aided Navigation), а также систему конечного наведения. По оценкам, подобный состав системы управления КРВБ обеспечит ей точность стрельбы (КВО) не хуже трех – пяти метров. КЭС PTAN, которая должна использоваться для коррекции ИСУ при потере или подавлении сигнала от КРНС «Навстар», по принципу действия практически аналогична известной системе «Терком».

Отличие заключается в том, что с помощью входящего в состав PTAN интерферометрического высотомера определяются не только относительные высоты точек поверхности, но и углы наклона линий рельефа местности.

В совокупности с использованием трехмерных цифровых карт местности это позволяет отказаться от задействования необходимых для функционирования КЭС «Терком» районов коррекции, устраняя тем самым предсказуемость направленности удара КРВБ.

В интересах допоиска мобильных объектов удара, а также получения текущей информации об обстановке вдоль маршрута полета на ракете может устанавливаться видеокамера.

Очевидно, что перспективные КРВБ будут иметь двустороннюю линию спутниковой связи, как у RGM-109E «Тактический Томагавк». Причем скорее всего их оснастят аппаратурой высокоскоростной помехозащищенной спутниковой связи AEHF (Advanced Extremely High Frequency) КВЧ-диапазона, обладающей высокой степенью живучести в условиях ведения ядерной войны.

Такая же аппаратура сейчас устанавливается на борту бомбардировщиков В-2А и В-52Н. Это позволит осуществлять информационный обмен между пунктами управления, бомбардировщиками и ракетами, что соответствует американской оперативной концепции «Ведение боевых действий в едином информационно-коммуникационном пространстве».

Включение ракет в контур будущей глобальной информационно-управляющей сети обеспечит возможность перенацеливать их в полете, получать от них видеоинформацию вдоль трассы полета, данные о техническом состоянии ракет, работе их БРЭО и т. п.

Имеющийся в США значительный научно-технический задел по основным системам перспективной ракеты (двигатель, планер, боевая часть, аппаратура связи и навигации) в совокупности с достаточно большим, по американским меркам, располагаемым сроком разработки позволяет сделать утвердительный вывод о высокой степени успешности создания КРВБ LRSO.

Ядерная стратегия

Применение КРВБ в качестве средств поражения при нанесении превентивного разоружающего удара по группировке СЯС, состоящей из мобильных и защищенных стационарных ракетных комплексов, более целесообразно, чем задействование для этой же цели МБР и БРПЛ.

Если КРВБ при действии по мобильным комплексам обладают возможностью перенацеливания в полете по данным внешнего целеуказания, то сегодняшние МБР и БРПЛ этого сделать не могут.

В последнем случае единственным выходом является беспропусковое накрытие боеголовками всей территории, куда потенциально может переместиться мобильный комплекс за время полета БР до цели, что значительно увеличивает наряд средств поражения.

Что касается поражения защищенных стационарных комплексов, то КРВБ и здесь благодаря более высокой точности стрельбы имеют преимущество: например, вероятность поражения КРВБ типа ALCM защищенного объекта с инженерной стойкостью по избыточному давлению во фронте ударной волны, равному 70 кг/см2, составляет 0,85, а МБР типа «Минитмен-3» – 0,2.

Как уже отмечалось, наличие в составе РВСН многочисленной группировки подвижных грунтовых ракетных комплексов (ПГРК), часть из которых постоянно находится на маршрутах боевого дежурства, значительно усложняет нанесение разоружающего удара по СЯС РФ.

Очевидно, что в этом случае реализация подобного удара будет невозможна без наличия системы непрерывного контроля за перемещением ПГРК в их позиционных районах, обеспечивающей определение и выдачу координат ракетных комплексов на средства поражения в реальном масштабе времени (РМВ).

Основные принципы построения подобной системы контроля были изложены в ядерной стратегии США 2002 года (NPR-2002). Представляя ее конгрессу, министр обороны Дональд Рамсфелд заявил следующее: «Чтобы успешно выявлять и сопровождать мобильные цели до того момента, когда будет спланировано и осуществлено их поражение, необходимо решить ряд сложных проблем в области сбора и обработки информации. Современная спутниковая группировка не отвечает требованиям обеспечения борьбы с подвижными целями. Планируемые усовершенствования данной группировки создадут новые возможности по оперативному и точному обнаружению и сопровождению мобильных целей от момента их развертывания из пунктов базирования до возвращения в эти пункты. Для этого потребуется создать средства, способные в дискретном или непрерывном режиме отслеживать районы развертывания целей во взаимодействии с автоматическими системами, находящимися в этих районах».

Таким образом, перспективная система контроля, вероятно, будет представлять собой комбинированную систему наблюдения, включающую в свой состав космические и воздушные средства разведки, а также сети разведывательно-сигнализационных приборов (РСП), заблаговременно развернутые в позиционных районах ПГРК. Доставка и развертывание РСП в указанных районах скорее всего будет осуществляться с помощью беспилотных летательных аппаратов или крылатых ракет в период, непосредственно предшествующий нанесению удара.

За прошедшие с момента введения в действие NPR-2002 десять лет в США для замены космических аппаратов радиолокационной разведки (КА РЛР) «Лакросс» создано новое поколение КА РЛР на базе РЛС с синтезированием апертуры (САР) антенны. Разработка новых КА велась по программе «Фиа» (FIA – Future Imagery Architecture). Сейчас на орбитах находятся два аппарата из пяти запланированных. Они были выведены на околокруговые орбиты высотой 1070–1100 километров и наклонением орбиты, равным 123 градусам.

Не исключено, что новые КА будут также задействованы в интересах экспериментальной отработки в условиях орбитального полета крупногабаритных развертываемых антенн большой длины (до 300 м) для перспективных РЛС с САР.

Активно продолжаются работы и в области создания компактных РСП, предназначенных для установки с воздушных носителей на удалении в несколько тысяч километров от пункта приема информации.

В рамках программы Global Strike NRT-BDA разрабатываются сейсмохимические датчики, обеспечивающие определение дальности до движущегося транспортного средства, типа его двигателя (дизельный-карбюраторный), типа шасси (гусеничное-колесное), функционального состояния (груженый-пустой) и т. п.

Парашютируемые датчики массой около двух килограммов имеют оборудование для определения собственного местоположения по данным КРНС «Навстар», а также аппаратуру передачи полученных данных на пункт приема через спутник. Основная сложность сегодня, как выяснилось, заключается в создании мощных компактных источников питания для увеличения времени работы датчиков с достигнутых четырех – шести часов до нескольких дней.

Очевидным минусом применения стратегической бомбардировочной авиации (СБА) с КРВБ в качестве главного средства нанесения превентивного разоружающего массированного ракетно-ядерного удара (МРЯУ) является сложность скрытия факта массированного взлета СБ и значительное время предупреждения, обусловленное большой продолжительностью полета носителей КРВБ до рубежей их пуска.

В этой связи можно полагать, что массированный ядерный удар КРВБ с разоружающими целями будет наноситься исключительно на заключительной стадии эскалации войны с применением обычных средств поражения, поскольку реализация подобного удара в мирное время и в период непосредственной угрозы агрессии по указанным выше причинам маловероятна.

Только в условиях военного времени появляется потенциальная возможность ввести атакуемую сторону в заблуждение относительно истинных целей ядерного разоружающего удара КРВБ путем его «маскировки» в череде нескольких последовательных массированных ракетно-авиационных ударов обычными КРВБ. При этом масштабы и последствия последних не должны ставить атакуемую сторону перед необходимостью применения ею собственного ЯО в качестве ответной меры.

К тому же развертывание сетей РСП в позиционных районах мобильных стратегических ракетных комплексов, представляющее собой достаточно длительный и сложный процесс, связанный с вмешательством в сферу государственных интересов другой стороны, реально возможно лишь в условиях военного времени.

Применение КРВБ или КРМБ в обычном оснащении для нанесения превентивного разоружающего удара по СЯС РФ представляется маловероятным. Это не только на несколько порядков увеличит наряд средств удара и усложнит его организацию, но и потребует создания дополнительной, достаточно сложной в техническом плане системы глобального контроля итогов нанесения удара.

Так, в результате применения обычного высокоточного боеприпаса элементы ракетного комплекса могут получить определенные повреждения, однако если при этом не произойдет подрыва самой ракеты, сделать однозначный вывод об эффективности удара будет невозможно.

Выводы

Новая американская ядерная доктрина прямо предполагает создание США мощного противосилового потенциала, обеспечивающего решение задач как стратегического, так и регионального сдерживания. В случае, когда сдерживание не достигнет цели, Вашингтон готов использовать свое ЯО для нанесения превентивного удара по ядерной инфраструктуре потенциального противника.

В связи с глубоким сокращением стратегических наступательных вооружений США и РФ, МБР и БРПЛ Соединенные Штаты нанести в настоящее время разоружающий удар по СЯС Российской Федерации неспособны. Можно полагать, что в ближайшем будущем роль основного средства разоружения СЯС РФ будет отведена СБА США, вооруженной КРВБ.

Соединенные Штаты приступили к созданию нового поколения ядерных КРВБ, которые, как ожидается, будут обладать высокой точностью стрельбы, большой дальностью и малой заметностью. На ракетах установят ядерные боевые части с переключателем мощности, усовершенствованные системы навигации и помехозащищенные высокоскоростные линии передачи данных. Этими ракетами оснастят все без исключения типы американских СБ – носителей ЯО.

Нанесение разоружающего удара по СЯС РФ возможно только при наличии комбинированной системы непрерывного контроля за перемещением ПГРК в их позиционных районах, обеспечивающей определение и выдачу координат ракетных комплексов на средства поражения в РМВ. Система контроля будет включать космические и воздушные средства разведки, а также сети разведывательно-сигнализационных приборов, заблаговременно развернутые в позиционных районах ПГРК.

Нанесение массированного разоружающего удара ядерными КРВБ США по СЯС РФ наиболее вероятно на заключительной стадии эскалации войны с применением обычных средств поражения.

Михаил Цурков, начальник отдела НИЦ ПВО 4-го ЦНИИ Минобороны России, кандидат технических наук, доцент

Андрей Шушков, старший научный сотрудник НИЦ ПВО 4-го ЦНИИ Минобороны России

 

Военно-промышленный курьер

На ту же тему
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Военные Новости Мира | wartelegraph © 2017 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх