Боевики и уголовники создают исламский однополярный мир

34-8-2zПерефразируя известное выражение классика марксизма-ленинизма, можно сказать, что создание халифата, о котором говорили исламисты, состоялось. С точки зрения мусульманских радикалов и всех тех, кто их явно или тайно поддерживает, это событие произошло очень «своевременно». Впервые после поражения исламистов в Египте знамя мусульманского экстремизма вновь гордо развевается, радуя авантюристов и профессиональных наемников из различных стран и прибавляя оптимизма производителям и продавцам оружия.

КРАТКАЯ ПРЕДЫСТОРИЯ ХАЛИФАТА

Появление халифата – результат консолидации ряда исламистских группировок, которые направили всю свою активность на территории Ирака и Сирии. В Ираке эти группировки начали формироваться после 2003 года в условиях американской оккупации. В Сирии боевики, вошедшие сегодня в руководство халифата, начиная с 2011 года получали значительную помощь от внешних, в том числе западных, спонсоров. В 2013 году произошло объединение иракских и сирийских радикальных групп единомышленников. Было объявлено о создании «Исламского государства Ирака и Леванта» (ИГИЛ). В июне 2014 года на волне резкой активизации военной активности это образование получило название халифата.

О возможном формировании халифата действительно уже давно говорили, но появился он как-то стремительно, сразу приковав к себе внимание политиков и СМИ всего мира. По аналогии напрашивается сравнение с событиями 11 сентября 2001 года, когда ранее практически никому не известный бен Ладен и его окружение моментально стали «главными врагами» США, а затем и многих других стран.

Подоплека событий 2001 года и имена тех, кто вдохновлял и дирижировал действиями наемников, совершивших грандиозную провокацию, так и остались в тени. 28 страниц доклада, подготовленного специальной комиссией в США о событиях 11 сентября, не были опубликованы. Странно, что СМИ западных стран не заинтересовались и не сделали сенсацией увлекательную историю многолетних тесных отношений и дружбы клана Бушей, из которого вышли два президента США, и семьи саудовских миллиардеров бен Ладенов, кстати весьма уважаемой в Саудовской Аравии, один из отпрысков которой удивительным образом превратился из американского доверенного лица в злодея и врага США номер один.

При этом невыясненным остался наиболее интригующий аспект этой трагедии – наличие связей между исламистским террористическим интернационалом и мафиозными политико-финансовыми группировками из разных, в первую очередь западных, стран.

ВОЕНИЗИРОВАННЫЙ МОНСТР ИСЛАМА

Сегодня в лице «Исламского государства Ирака и Леванта», которое с 29 июня 2014 года стало именоваться просто «Исламское государство» (ИГ), сформировался довольно серьезный монстр, прикрывающийся религиозными лозунгами и источающий угрозы территориального характера в адрес государств региона.

Халифат приобрел крупные размеры – под его контролем оказался почти весь западный Ирак и восточная Сирия, где сегодня проживают 6 млн человек, то есть больше, чем в Дании, Финляндии или Ирландии. Примечательно, что в зоне влияния ИГ находятся основные месторождения полезных ископаемых как Сирии, так и Ирака.

Военная составляющая ИГ впечатляет. В состав почти регулярных войск халифата входит около 30 тыс. боевиков, из которых около 7 тыс. являются иностранными наемниками. 70% из них имеют опыт участия в боевых действиях. Наемники составляют почти четверть всей численности вооруженных формирований, по этому показателю параллель можно провести только с Чечней, в остальных зонах конфликтов удельный вес зарубежных наемников был гораздо ниже. Это стало еще одним свидетельством наличия тесных связей иракских и сирийских боевиков с экстремистскими зарубежными организациями.

ИГ и не скрывает тот факт, что располагает хорошо отлаженной системой вербовки боевиков более чем в 40 странах. Это как государства арабо-исламского мира, так и страны Запада.

Отряды ИГ успешно действуют против 250-тысячной правительственной армии. Руководство бандформированиями осуществляется достаточно профессионально и организованно. ИГ удалось привлечь в состав своих отрядов немало хорошо подготовленных военных и бывших работников служб безопасности.

ИГ стремится, не теряя своего устойчивого организационного «ядра» (кстати, на арабском языке такое ядро обозначается словом «аль-Каида»), играть роль своего рода «зонтика» для других оппозиционных сил и все более успешно внедряет своих доверенных лиц в окружение племенных вождей.

Особое значение придается работе с «полезными» элементами из числа бывших членов баасистской партии Саддама Хусейна, имеющих прочные навыки военной и организационной работы. Наиболее интенсивно такая деятельность ведется в районе Тикрита, на родине бывшего лидера Ирака. Имеются данные о связях ИГ с видными сподвижниками Саддама Хусейна, в частности одним из наиболее доверенных его лиц Ибрагимом аль-Дурри. Примечательно, что боевики ИГ поймали и казнили судью, приговорившего Саддама Хусейна к смерти.

Причем экстремисты, против ожиданий, проявляют, когда это им необходимо, поразительную гибкость, обеспечивая себя все новыми сторонниками из числа суннитов, недовольных доминированием шиитов в официальных властных структурах Ирака, а также разочарованных откровенно слабой работой государственных органов управления.

Сегодня при помощи СМИ определенные силы стремятся закрепить за ИГ образ некоего идеолога и продолжателя дела вождей средневекового халифата – в ход идут символы и эмблемы – ножи, сабли и прочий реквизит тех времен. Но на самом деле «Исламское государство» во многих отношениях вполне современная структура, умело использующая сравнительно новые образцы вооружений и методы психологической войны.

Так, руководством ИГ была профессионально спланирована и проведена кампания по деморализации служб безопасности нынешнего иракского режима, в том числе в Мосуле и в ряде других ключевых городов страны. Это создало благоприятные возможности для действий боевиков.

Продвижение войск ИГ, как правило, синхронизировано с действием «ячеек» внутри крупных населенных пунктов Ирака, прежде всего в Багдаде. Там осуществляются диверсионные действия двух видов – в целях подавления сопротивления силовых структур и для устрашения, деморализации населения. Силы боевиков подошли к окрестностям Самары, расположенной примерно в 100 км от Багдада.

При отступлении правительственная армия, как правило, оставляет свои вооружения в рабочем состоянии, так что силы ИГ получают в свое распоряжение танки, артиллерию и даже вертолеты.

Помимо этого были освобождены боевики, находившиеся в пяти наиболее крупных тюрьмах. Они уже влились в состав вооруженных сил – из них сформированы специальные «подвижные мобильные группы» для ограбления банков и проведения других «спецопераций». При этом «улов» бандитов впечатляет. Так, только при ограблении Банка Мосула были захвачены денежные средства на сумму почти в 0,5 млрд долл.

ФИНАНСОВАЯ КОПИЛКА ИГ

ИГ привлек за хорошие зарплаты нефтяников – инженеров и рабочих – и уже осваивает объекты нефтяного сектора Ирака и Сирии. Поток валюты за счет продажи нефти растет.

Сегодня исламисты контролируют производство 30 тыс. баррелей в день на территории Ирака и 50 тыс. баррелей в день на территории Сирии. Стоимость нефти на черном рынке составляет порядка 40 долл. за баррель по сравнению с почти 100-долларовой отметкой официальных цен. Таким образом, ежедневно боевики гарантированно получают 3,2 млн долл.

Система продажи нефти отлично отлажена, она опирается на богатейший опыт 90-х годов прошлого столетия, когда защитные нефтяные санкции режима Саддама Хусейна легко обходились. Кстати, разоблачения и попытки преследовать тех, кто был связан с этим бизнесом, в том числе из числа лиц, близких к структурам ООН, особого успеха не имели, что может служить воодушевляющим примером безнаказанности для преступных сообществ.

Примечательно, что, для того чтобы отвести подозрения от реальных участников этих сделок, используется отработанная схема запуска в прессу информации, указывающей спецслужбам на ложные цели. Сегодня это – президент Сирии Асад, которому в дополнение к другим обвинениям будет адресована и претензия в отношении содействия продаже нелегально добываемой нефти.

Лидеры ИГ довольно широко применяют и другие способы пополнения своей казны. Недавно появилась информация о том, что специальные службы ИГ арестовали примерно 400 служащих, выходцев из обеспеченных слоев общества. За их освобождение запросили по 3 тыс. долл. за каждого.

В целом продажа нефти, похищения людей с целью выкупа и другие криминальные действия позволили руководству ИГ вывести уровень своих доходов на 1 млрд долл. в год. Так что традиционно самая сложная – финансовая проблема, связанная с поддержкой радикалов и террористов, в данном случае сравнительно легко решается.

Необходимо отметить, что подобного прецедента финансового самообеспечения ранее не могла достичь ни одна из террористических группировок. Это еще более затрудняет решение проблемы перекрытия каналов финансирования преступных акций боевиков ИГ. Кроме того, налицо ресурсы для увеличения числа наемников, в том числе прибывающих из-за рубежа.

СУТЬ И ПЛАНЫ «ИСЛАМСКОГО ГОСУДАРСТВА»

Внимательное ознакомление со все более объемной информацией о ситуации внутри ИГ, анализ заявлений и конкретных действий его лидеров приводят к довольно своеобразным заключениям.

Прежде всего трудно отделаться от впечатления, что новоявленная структура с претенциозным названием «халифат» с точки зрения традиций ислама не может рассматриваться как настоящая. Появляется все больше фактов, которые однозначно свидетельствуют о том, что ИГ – это не что иное, как очередной крупный международный криминальный проект, подобный тем, что были разработаны ранее, включая исламистский заговор в Чечне, не совсем прозрачную историю с уничтожением бен Ладена и членов его команды, события в Ливии и т.п.

Как и в этих проектах, на поверхности – религиозное рвение, на деле же совсем другие политические и финансово-экономические интересы.

Недавно в СМИ арабских стран появилось весьма примечательное интервью с сирийским шейхом Абу Убейдом, который первоначально примкнул к боевикам, а затем покинул их ряды. Формирования исламистов, по его словам, превратились в орды наемников, которые крадут нефть и все, что им попадается. Он привел конкретные свидетельства того, что ИГ не религиозное объединение, а преступное сообщество.

В СМИ арабских стран также появились высказывания экспертов, которые обращают внимание на то, что появление халифата совпало по времени со вспышкой палестино-израильского противостояния, в ходе которого погибли почти 2 тыс. палестинцев. Между тем израильская тема, которая, казалось бы, должна быть ключевой у лидеров исламского халифата, на самом деле занимает их очень мало.

Халифат занят другим – борьбой за власть в «арабском доме». Сейчас специалисты припоминают, что бен Ладен тоже не ставил своей задачей освобождение Палестины. Основное внимание покойный борец за свободу арабского народа уделял борьбе за власть в исламских странах, одновременно подыгрывая американским производителям оружия, богатевшим за счет гигантских поставок вооружений и боеприпасов участникам боевых действий в конфликтных точках.

Лидеры ИГ обозначили в качестве «последующего шага» после укрепления своей власти на территории нынешнего Ирака и Сирии «освобождение» от власти Дома Саудов обширных территорий, составляющих ныне Королевство Саудовская Аравия. Далее они намерены «заняться» другим богатым нефтью государством – Кувейтом, право которого на существование они оспаривают.

В качестве дальнейших целей халифата называются Турция и Азербайджан. Там, как утверждают лидеры ИГ, также «неправильные» правители, которых «необходимо заменить». ИГ провоцирует на ответные, в том числе силовые, действия и Соединенные Штаты Америки.

Вот что заявил недавно руководитель ИГ Абу Бакр Багдади: «Нам, конечно, трудно равняться с США. Мы не можем принудить их к каким-либо действиям, но ведь они обязательно сами придут к нам, если мы атакуем, к примеру, Кувейт». Багдади также отметил, что ситуация на границах с Кувейтом и Саудовской Аравией уже сегодня является крайне напряженной и взрывоопасной. Таким образом, в любой момент могут начаться столкновения в приграничных территориях. При этом эксперты не исключают, что силы ИГ могут ударить по американским военным объектам, расположенным в арабских странах.

ИГ включает в список региональных противников и иранский режим.

В этих условиях руководители упомянутых арабских государств проявляют все большую озабоченность происходящим. Саудовцы и иранцы понимают, что ИГ позиционирует себя как альтернативная, якобы единственно «правильная» модель исламского государства, которая призвана заменить «заблудшие» режимы в Эр-Рияде, Тегеране и в других исламских государствах.

НАМЕРЕНИЯ ПРОТИВНИКОВ ИГ

США, видя опасения арабских стран в отношении ИГ, стремятся привлечь их к финансированию своей планируемой военной операции против исламистов.

Комментируя эту линию Вашингтона, влиятельная арабская газета «Шарк аль Авсат» недавно писала: «Сегодня президент США призывает к образованию широкого международного альянса против терроризма. Но ведь именно США не стали на деле формировать такое объединение, практически никак не реагируя, например, на инициативу саудовского короля Абдаллы относительно создания международного антитеррористического центра».

Арабы, и в первую очередь так называемые умеренные режимы, стремятся преодолеть в создавшейся ситуации свои противоречия и найти пути противодействия дальнейшему расширению ИГ. Министры иностранных дел Саудовской Аравии, Катара, ОАЭ, Иордании и Египта провели в Джидде встречу, в ходе которой высказались за объединение усилий против экстремистской идеологии.

После длительного охлаждения отношений вновь начались контакты двух региональных соперников – Саудовской Аравии и Ирана. 25 августа 2014 года заместитель министра иностранных дел по арабским и африканским вопросам Ирана Амир Абдалла осуществил визит в Саудовскую Аравию. В ходе его встречи с министром иностранных дел Саудом Фейсалом обе стороны высказались за начало «новой главы» в отношениях двух государств.

Американцы, похоже, не очень заинтересованы в сепаратных действиях арабов. Они будут стремиться к тому, чтобы «взять шефство» над арабскими странами и повести их против ИГ в рамках возглавляемой Вашингтоном коалиции. Скорее всего именно об этом пойдет речь в ходе планируемых контактов США со странами Персидского залива.

Особо стоит остановиться на ситуации в Курдистане. Радикализм ИГ вызывает отторжение курдских лидеров. Курдские формирования сегодня составляют серьезную самостоятельную силу. Усиление нестабильности в Ираке, появление своего рода двоевластия в стране способствуют созданию ситуации, в которой курды могут перевести в практическую плоскость вопрос о создании своего государства. С учетом этого фактора можно говорить о том, что Ирак сегодня движется в сторону разделения страны на суннитское государство (северо-запад страны), шиитское образование (юг) и Курдистан (север).

Белый дом очень активно озвучивает свои планы ударов по ИГ в Сирии и Ираке, а также планирует ввести войска Пентагона в Ирак для непосредственного уничтожения вооруженных формирований пресловутого халифата. Американцы предпринимают дипломатические усилия по созданию новой международной «антитеррористической коалиции», в которую хотят привлечь и Россию, а также проводят ряд других мероприятий по гарантированной ликвидации ИГ – под своей эгидой.

Несмотря на всю эту риторику, в практическом плане разрастание исламистской опасности дает Вашингтону новые возможности для того, чтобы усилить свои позиции в регионе, позиционируя себя в качестве «защитника» стоящих у власти элит. Одновременно у американцев появляются дополнительные рычаги давления с целью ослабления связей этих стран с Россией.

Принципиальная линия Москвы на противодействие экстремизму и терроризму хорошо известна. Россия готова к различным формам взаимодействия на антитеррористическом направлении по линии Совета Безопасности ООН, а также в двустороннем и многостороннем формате. Это определяет и отношение Кремля к ИГ.

Вместе с тем российское руководство исходит из того, что появление ИГ является результатом непродуманных силовых действий США и их союзников, которые привели к затяжному периоду нестабильности, обострению конфессиональных и национальных проблем, упадку экономики, деградации социальной сферы. Поэтому линия поведения в вопросах противодействия ИГ должна быть предельно осторожной и продуманной. Важно также учитывать уроки нашего взаимодействия с США, далеко не всегда честного со стороны Вашингтона. С учетом этого вряд ли стоит нам брать на себя миссию исправления фатальных ошибок, допущенных, несмотря на наши предупреждения, Соединенными Штатами.

nvo.ng.ru

На ту же тему
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Военные Новости Мира | wartelegraph © 2018 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх