Что хочет исламистский халифат?

игил-города-иракСамопровозглашенный халиф аль-Багдади призывает сторонников отомстить за все пережитые мусульманами страдания и пользуется все большей поддержкой среди исламистских группировок в нескольких мусульманских государствах. После его заявлений соседние государства во главе с Саудовской Аравией отправили к границе тысячи солдат, превратив весь регион в настоящую пороховую бочку. На вопросы «Atlantico» (Франция) отвечает специалист по исламистскому терроризму и организованной преступности Ален Родье (Alain Rodier).

Atlantico: Лидер «Исламского государства Ирака и Леванта» Абу Бакр аль-Багдади призывает своих сторонников отомстить за страдания мусульман по всему миру. Об этом говорится в его аудиообращении, которое было обнародовано 1 июля по случаю начала рамадана. Если конкретно, что нам известно о его планах?

Ален Родье: Его планы предельно прозрачны: стать лидером всех правоверных. «Страж исламских святынь» король Саудовской Аравии, «повелитель верующих» король Марокко, исторический эмир «Аль-Каиды» аз-Завахири и, понятное дело, шииты (аль-Багдади считает их всех предателями и отступниками) определено это оценят. Его цель в том, чтобы завоевать весь мир и насадить его личное восприятие ислама. Этот путь будет состоять из нескольких этапов.

Прежде всего, ему нужно пойти в наступление на «ближнего врага», то есть на весь Ближний Восток, предварительно укрепив позиции своего расположенного на сирийско-иракской границе Исламского государства. Наиболее уязвимые страны — это Ливан и Иордания. Для достижения поставленных целей он использует три идущих по нарастающей метода: терроризм для дестабилизации объекта, нетрадиционную войну для использования слабостей противника и традиционную войну (как во время завоевания части Ирака) после достижения позиции силы.

Затем он может обратить внимание на Израиль и египетский режим маршала ас-Сиси. Скорее всего, он направит оружие терроризма против еврейского государства и будет использовать Синай как опорный пункт, потому что там уже итак обосновались придерживающиеся его идеологии группы. Параллельно с этим он может попытаться сформировать и расширить подпольные ячейки в Иордании (там у него насчитывается немало сторонников). То же самое относится и к палестинским территориям, где молодежь весьма восприимчива к его риторике из-за глубокого разочарования результатами ХАМАС и Палестинской автономии.

Наконец, он может начать атаку на «дальнего врага», то есть на остальной мир. Он уже сейчас может наносить точечные удары либо путем «импорта» терроризма с Ближнего Востока (в первую очередь, я имею в виду Кавказ, так как в рядах ИГИЛ немало добровольцев из этого региона) с использованием европейских и американских боевиков, либо с помощью «волков-одиночек». Хотя большинство «бывших воинов джихада», скорее всего, вернутся к своим былым занятиям (то есть преимущественно различного рода контрабанде), некоторые решительно настроенные бойцы могут представлять серьезную угрозу для безопасности.

Не думаю, что аль-Багдади надеется при жизни увидеть воплощение мечты о «мировом халифате». Но он все равно будет идти к этой цели. Он понимает, что на это уйдет несколько поколений. На Западе и Востоке время воспринимают совершенно по-разному.

— Какими людскими и техническими ресурсами он располагает?

— На территории Ирака и Сирии под началом ИГИЛ находятся примерно 25 000 боевиков. 10 000 из них завербовали только недавно, и они представляют собой скорее дополнительную нагрузку, чем преимущество. Их нужно кормить, снаряжать и обучать. Все это требует времени и отвлекает ветеранов от главной задачи: боя. Однако в перспективе они могут стать опасной силой.

Как бы то ни было, территория, которую нужно охватить, весьма велика, и 25 000 человек вряд ли будет достаточно. В этом ИГИЛ полагается на поддержку племен и движений, которые выступают против действующих властей Дамаска и Багдада. Рассчитывают исламисты и на подконтрольное население.

Для этого движение предлагает определенную социальную помощь (питание, образование, медицинские услуги, «исламское правосудие), одновременно устраивая террор против всех несогласных (это объясняет публичный характер всех расправ).

За пределами подконтрольной зоны аль-Багдади пользуется все большей популярностью среди исламистских движений. Некоторые из них даже присягают ему на верность. Пока между ними существуют только идеологические, а не оперативные связи. Многие бывшие сторонники «Аль-Каиды» начинают ориентироваться на ИГИЛ. В первую очередь это относится к Ливии и в меньшей степени — к Магрибу. Удивительно, что Индонезию тоже охватила горячка ИГИЛ, хотя отношение к той же «Аль-Каиде» там было куда более неоднозначным.

Аль-Багдади обратился с призывом к священной войне и пригласил всех мусульман отправиться в его Исламское государство, расположенное по обеим сторонам иракско-сирийской границы. Саудовская Аравия в свою очередь направляет 30 000 солдат к иракской границе. Может ли пламя конфликта охватить весь регион?

— Земля джихада вокруг иракско-сирийской границы уже полыхает. Но мне кажется, что у ИГИЛ сейчас нет достаточно людских ресурсов, чтобы идти дальше. С нынешним числом бойцов аль-Багдади не может пуститься в авантюру на шиитской территории или в других странах. По крайней мере, традиционным путем. Его тактика заключается скорее в тайном проникновении и формировании подпольных ячеек, которые в дальнейшем могут устраивать теракты. Кроме того, он набирает новых сторонников для создания собственных «сетей» разведки, логистики и вербовки.

— Может ли он распространить «халифат» на весь регион? Какими в таком случае могут быть последствия?

— Нет, не может. Как раз-таки по названным только что причинам. Тем не менее, он обладает самыми широкими возможностями по дестабилизации наиболее уязвимых слоев населения (беженцы, безработные и т.д.). Сейчас ход за властями, которые он так стремится свергнуть. Как они отреагирую на происходящее? Сначала они отвечают усилением пограничного контроля (Иордания, Ливан, Иран, Саудовская Аравия, Турция и т.д.). Далее, им придется бороться с самой идеей «халифата» и предложить нечто иное. Для иранцев, израильтян (в кои-то веки два этих государства противостоят общему врагу!) и курдов все довольно просто: они борются за свое существование. С аравийцами все сложнее, потому что речь заходит о конкуренции в религиозно-идеологической сфере.

Новое в нынешней ситуации заключается в том, что под прицелом оказались не только старые враги, но и лидеры других исламистских группировок: либо они приносят клятву верности ИГИЛ, либо рискуют оказаться сброшенными своими же подчиненными.

— Стоит ли готовиться к резкому подъему терроризма, в первую очередь против США?

— Этого действительно стоит опасаться, особенно на первых порах. Теракты могут устроить одиночки-фанатики, вдохновившись пропагандой в сети. Аль-Багдади, без сомнения, стремится посеять ужас на территории противника, чтобы тем самым повысить свою популярность. Он окончательно потерял чувство меры на волне первых успехов. В этом и заключается его главная слабость. Сколько времени еще продержится его популярность, особенно среди союзников «по обстоятельствам»? Кроме того, у него появляется все больше врагов, которые спят и видят, как бы расправиться с ним. Стремление к этой цели может породить причудливые альянсы, не исключено, что Иран, США, Саудовская Аравия, и Израиль объединят силы. ИГИЛ держится только благодаря аль-Багдади. Поэтому его исчезновение неизбежно будет означать конец движения, хотя оно, нужно признать, в скором времени все равно возродится из пепла уже в другой форме.

На ту же тему
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Военные Новости Мира | wartelegraph © 2019 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх