Иран и Карабахский конфликт

582018397Значимость Ирана в урегулировании Карабахского конфликта трудно переоценить. Будучи напрямую не вовлечённым в конфликт, Иран выступал и продолжает выступать важнейшим фактором в карабахском урегулировании, в поддержании стабильности и мира в этом регионе. Но основными достижениями Ирана являются возможность сохранить и развивать равные отношения со всеми сторонами Карабахского конфликта, вести взвешенную и равноудалённую политику. Иран не только словами, но и своими действиями вносит вклад в невозобновление военных действий в зоне противостояния. О прошлом, настоящем и вероятном будущем, о все возрастающей роли Ирана в урегулировании этого конфликта во благо мира на Южном Кавказе пойдет речь в этой статье.

Оглядываясь назад

Роль Ирана в исторической ретроспективе карабахского вопроса весьма значительна. Если обратиться на несколько веков назад, к началу 19 века, то необходимо отметить тот факт, что территория исторического Карабаха, которая приблизительно занимает ту площадь, на которой ныне осуществляет фактическую государственную власть Нагорно-Карабахская Республика, была в то время в ареале противоборства двух держав − России и Персии. В 1805 году Карабахское ханство вместе с обширными районами Восточного Закавказья, до этого принадлежавших Персии, перешли к Российской империи. Это было закреплено Гюлистанским 1813 года и Туркманчайским 1828 года договорами между Россией и Персией.

Оглядываясь на более близкий нам по историческому времени период, нельзя не отметить известные посреднические усилия Ирана в мае 1992 года. 7 мая 1992 года в Тегеране было подписано Совместное заявление глав государств Исламской Республики Иран, Азербайджанской Республики и Республики Армения. В соответствии с этим Заявлением, «Стороны договорились, что в течение недели по прибытии в регион специального представителя президента Ирана Махмуда Ваези, после проведения переговоров с заинтересованными сторонами и при поддержке глав государств Азербайджана и Армении, осуществляется прекращение огня и одновременно открываются все коммуникационные дороги с целью обеспечения экономических потребностей».

В период особого обострения Карабахского конфликта, когда он перешёл в фазу открытого военного противостояния, 44758dd2a73dИран, как известно, пребывал в двойственной ситуации. В виду многих оснований иранская сторона должна была проявить полную солидарность с Азербайджаном. В середине 1990-х годов на это обращали внимание иранские эксперты, в то время об этом активно писали иранские газеты. Правительству Ирана пришлось столкнуться с серьезным давлением общественности, особенно со стороны своей азербайджанской общины. С годами это давление уменьшалось, но всякий раз, когда азербайджанская армия терпела поражение от армян, оно вновь вытекало на поверхность. Однако иранская сторона изначально заняла равноудалённую позицию по отношению ко всем сторонам конфликта. Боевые действия в зоне конфликта с 1992 года разворачивались на фоне взвешенной политики Ирана, который, не вмешиваясь в конфликт, тем не менее всегда внимательно следил за его военным развитием. Мировая общественность отметила важнейшую роль Ирана в самый сложный для армянской стороны период, когда узкий участок границы между Арменией и Ираном стал «дорогой жизни» для армян в буквальном смысле этого слова.

После заключения в мае 1994 года перемирия в зоне конфликта Тегеран стремился внести вклад в процесс урегулирования, чётко обозначая свои интересы. Наиболее активно он это делал до 1997 года, взаимодействуя по дипломатическим каналам с Россией. После того как в ОБСЕ был сформирован институт сопредседательства Минской группы с участием России, США и Франции, активность Тегерана в вопросе урегулирования снизилась. Может быть во многом именно из-за этого к самому институту сопредседательства Минской группы ОБСЕ у Тегерана сложилось скептическое отношение.

Всматриваясь в настоящее

На нынешнем этапе Иран вносит свой посильный вклад в невозобновление военных действий в зоне конфликта, в поддержание баланса сил и интересов между противостоящими сторонами. 19 февраля 2010 года посол Ирана в Армении Сейед Али Сагайан сделал ряд важных заявлений, касающихся карабахского урегулирования. Была в очередной раз подтверждена позиция Ирана о необходимости мирного урегулирования конфликта и готовности иранской стороны внести свой вклад в налаживание отношений между Арменией и Азербайджаном. Представляя позицию Ирана относительно возможности размещения миротворческих сил в зоне конфликта, посол Сагайан заявил, что судьбу этих территорий должны решать стороны конфликта. Одновременно подчеркнув, что Иран, как страна, имеющая общую границу с Нагорным Карабахом, выскажет свои замечания и позицию относительно состава миротворческих сил, которые, возможно, будут размещены на этих территориях.

rus138398059193Весной 2010 года Иран активно предлагал Армении и Азербайджану свои посреднические услуги. Инициатива Тегерана по организации встречи между представителями Армении и Азербайджана при посредничестве иранской стороны, о которой 19 апреля 2010 заявил министр иностранных дел Манучехр Моттаки, виделась в качестве содействия сторонам конфликта в поиске точек сближения их позиций. Трёхсторонним встречам в формате президентов Армении, России и Азербайджана придавался такой же смысл. А именно, способствование нахождению дополнительных к формату сопредседательства Минской группы ОБСЕ возможностей сближения позиций сторон конфликта. Представляется, что дипломатическая инициатива Ирана обладает объективной основой хотя бы в силу того, что Тегеран имеет ровные отношения со всеми сторонами конфликта. Помимо этого, любые обсуждения вопроса возможного в будущем размещения миротворческого контингента в зоне конфликта не могут не учитывать мнение Ирана как по составу, так и по мандату миссии вблизи его государственной границы.

В ходе визита в Баку в ноябре 2010 года президент Ирана Махмуд Ахмадинежад подтвердил стремление своей страны к такому урегулированию конфликта, а в ходе рабочего визита в Иран президент Армении Серж Саргсян 5 августа сего года, помимо иных актуальных вопросов, обсудил со своим иранским коллегой Хасаном Роухани ход урегулирования Карабахского конфликта. В конце сентября на полях 68-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН состоялась встреча глав внешнеполитических ведомств Армении и Ирана.

Взгляд в будущее

Роль Ирана по карабахскому урегулированию в целом и в вопросе поддержания статус-кво в зоне конфликта, в частности, видится как роль страны, абсолютно не заинтересованной в какой-либо военной эскалации на своих границах. Иран не заинтересован в возможной миротворческой активности со стороны НАТО. Трудно предположить, чтобы такие страны, как США, Франция и другие согласились бы на проведение миротворческой операции исключительно силами стран ОДКБ или только России. Присутствие же сил государств НАТО в зоне конфликта, если даже это будет оформлено мандатом ОБСЕ или ООН, не может не выступать для Ирана раздражающим фактором. На Южном Кавказе, в силу присущих региону многочисленных линий этнополитического размежевания, может произойти масштабная дестабилизация в случае, если на небольшом пространстве реализации миротворческой операции будут выполнять свои функции военнослужащие как ОДКБ, так и НАТО. Сомнения Ирана, которые связаны с возможным присутствием на его северных границах военнослужащих НАТО, объективны и не могут быть игнорируемы.

Позиция Ирана по карабахскому урегулированию в основном сводится к двум моментам. Во первых, в необходимости mi-lusankarмирного пути урегулирования и безальтернативности переговорного процесса. Из этого вытекает, что обращение сторон конфликта к силовым методам недопустимо. И, во–вторых, Иран считает наиболее целесообразным вовлечение в мирный процесс в качестве посредствующих сторон исключительно государств региона, что должно привести к вытеснению из числа посредников карабахского урегулирования внешних Южному Кавказу акторов.

В нынешней позиции Ирана есть элементы, которые сближают его как с Арменией, так и с Азербайджаном. Конфликт должен получить комплексное решение, опирающееся на принцип «ничто не согласовано, пока не согласовано всё до конца». До выхода сторон на взаимоприемлемые развязки пакетного свойства нет иного рационального пути поддержания мира в регионе, чем сохранение нынешнего статус-кво в зоне конфликта. Эта общая позиция Еревана и Тегерана. Обе столицы также сходятся на том, что любое урегулирование должно носить справедливый характер и быть поставленным на долгосрочную основу.

2_3Вместе с Азербайджаном на предыдущих и текущем этапах процесса карабахского урегулирования Иран отметился рядом критических в адрес посреднических усилий Минской группы ОБСЕ заявлений. Баку указывает на малый коэффициент полезной отдачи от деятельности института сопредседателей Минской группы. Данные заявления от азербайджанской стороны не носят системный характер. Они чаще всего озвучиваются в периоды охлаждения отношений Баку с западными странами и появления ноток разногласий между Азербайджаном и Россией. Как это было, например, в недавнем прошлом, в период окончившихся провалом переговоров двух соседних стран о продлении сроков аренды Россией Габалинской РЛС на азербайджанской территории.

Иран в своём негативном отношении к Минской группе более последователен. Ему не импонирует субъектный формат данного института, где вся работа на практике сведена к деятельности трёх сопредседателей от России, США и Франции. Почему внерегиональные субъекты в лице США и Франции должны заниматься урегулированием конфликта и почему в расширенном формате Минской группы нет Ирана, спрашивают из Тегерана. Иран имеет международно признанные границы с Арменией и Азербайджаном, а также де-факто границу с Нагорным Карабахом. И при этом находится за рамками многосторонних механизмов урегулирования. Эта более чем резонная постановка вопроса Тегераном так и не нашла свои вразумительные ответы за все последние годы. Нельзя при этом проводить прямую связь между желанием Ирана быть представленным в форматах урегулирования конфликта и интересом Азербайджана время от времени посылать в Вашингтон, Париж и Москву сигналы своего недовольства. Тегеран отстаивает идею регионального подхода к урегулированию любого конфликта и проблемы на Южном Кавказе и в Каспийском бассейне. В то время как Азербайджану, по большому счёту, глубоко безразлично, какие государства будут задействованы в качестве посредников. Для него главное результат в виде установления контроля над Нагорным Карабахом. Для Ирана не менее важен сам процесс, смена акцентов в котором может стать настоящим прорывом в урегулировании Карабахского конфликта.

Иран и единый таможенный союз

Взгляд в будущее открывает интересные перспективы сближения позиций Армении и Ирана в регионе. Причём, что важно подчеркнуть, не за счёт ущемления интересов Азербайджана. Иран — региональная держава, со своими богатыми дипломатическими традициями и ярко выраженным государственным подходом к любому внешнему вопросу. Исламская Республика придерживается баланса в отношениях с Арменией и Азербайджаном. Двусторонние форматы сотрудничества особенно востребованы в деле поддержания такого баланса. Между тем, стало бы большим упущением неиспользование открывающихся перед Арменией и Ираном возможностей в свете продвигаемых Россией интеграционных проектов на постсоветском пространстве. Эксперты стали всё чаще вводить в поле обсуждений вопрос возможного в дальнейшем присоединения Ирана к Таможенному союзу. Это открыло бы перспективы роста и в таких важных для той же армянской стороны вопросах, как строительство железной дороги Армения – Иран. Смогло бы придать дополнительный импульс экономическим связям России и Ирана. Немного замысловатой, но вполне работоспособной в практическом плане географической связкой России, Ирана и Армении может стать каспийский маршрут. Присоединение Ирана к Таможенному союзу открывает путь России на Армению не через кратчайший грузинский «участок», а по линии Россия – Казахстан – Каспий – Иран – Армения. Очевидно, что и на этом пути есть серьёзные преграды. В первую очередь вытекающие из факта отсутствия на сегодняшний день правового статуса Каспийского моря. Но идея имеет ярко выраженный трансграничный характер, открывает перспективу вовлечения в свою орбиту все прикаспийские республики. В том числе и Азербайджан.

Иран развил не только активную дипломатию на приоритетном для него направлении восстановления отношений с западными державами. Москва приветствует активизацию деятельности нового руководства Ирана на мировой арене, направленную на поиск решений застарелых вопросов, в том числе иранской ядерной проблемы, заявил недавно глава российского МИД Сергей Лавров. За несколько дней до заключения 24 ноября в Женеве соглашения «Шестёрки» и Ирана, в процессе карабахского урегулирования также был зафиксирован определённый прогресс. После почти двухгодичного перерыва, в Вене 19 ноября состоялась встреча президентов Армении и Азербайджана. Можно с уверенностью предположить, что успехи Ирана в отношениях с Западом дадут урегулированию Карабахского конфликта на сбалансированной основе дополнительный импульс.

Несмотря на экономические санкции и развёрнутой против Ирана политики изоляции, эта страна находит разные пути укрепления экономических связей с ближайшими соседями. Не являются исключением в этом плане отношения Ирана с Арменией и Азербайджаном. К примеру, Тегеран готов расширить сотрудничество с Ереваном в энергетической сфере, а также ускорить процесс реализации транспортного проекта с Баку (железная дорога Казвин – Решт – Астара). Экономика должна быть поставлена на службу политики в таком конфликтогенном регионе как Южный Кавказ. Но не для целей ослабления позиций других стран, а с ориентиром на устранение политических разногласий, сближение позиций конфликтующих сторон.

*********

Иран вложил огромный вклад в поддержание баланса сил между Арменией и Азербайджаном. На этом балансе, по сути, держится и существующий ныне статус-кво в зоне Карабахского конфликта. Но останавливаться на этом иранская сторона не намерена. После урегулирования отношений с Западом, прояснения вопроса о вхождении Ирана к единому таможенному союзу можно ожидать качественных прорывов и на карабахском направлении, еще большего задействования дипломатических и экономических ресурсов Тегерана. Иран может внести свой особый вклад в создание атмосферы доверия на Южном Кавказе. Без неё справедливое и долгосрочное урегулирование Карабахского конфликта практически невозможно. Пока Исламская Республика не представлена в действующих форматах международного посредничества в карабахском урегулировании. Но, тем не менее, её вес в регионе, потенциальная возможность войти в интеграционные экономические схемы сотрудничества с северными соседями открывают новые возможности для исключения войны в застарелом конфликте.

Редакционная статья Иран.ру

На ту же тему
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Военные Новости Мира | wartelegraph © 2017 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх