Раздрай в тумане

offshore patrol vessel или OPVНачалось строительство патрульных кораблей для ВМФ РФ, но нужны ли они флоту?

По словам главнокомандующего ВМФ России адмирала Виктора Чиркова, флот отказался от создания корветов охраны водного района (ОВР), а вместо них предусматривается строительство патрульных кораблей (по международной классификации – offshore patrol vessel или OPV).

ОКАЗАЛСЯ НЕ НУЖЕН

Корабли ОВР предназначены для обороны и обеспечения безопасного мореплавания в районах военно-морских баз и на прилегающих к ним акваториях. К ним относят малые противолодочные (МПК) и ракетные корабли (МРК), ракетные катера (РКА), базовые и рейдовые тральщики. Проще говоря, они стоят на страже берегов страны.

Корвет ОВР водоизмещением менее 2 тыс. т, на разработку эскизного проекта которого в прошлом году из бюджета было выделено 475 тыс. руб., должен был в перспективе заменить в составе российского ВМФ устаревшие МПК проектов 1124М и 1331М, МРК проекта 12341, РКА проекта 12411 и тральщики. Понятно, что при достаточно ограниченном водоизмещении корветы ОВР не смогли бы одновременно нести ударное, противолодочное и минно-тральное вооружение. Поэтому предусматривалось его модульно-контейнерное размещение. В зависимости от выполняемых задач корабли должны были менять модули.

При всей кажущейся привлекательности этого решения дело это непростое и затратное.

Первыми применили такую технологию датчане на 14 кораблях типа Flyvefisken, строившихся по программе Standard Flex 300, но в итоге из-за высоких эксплуатационных затрат от этих сравнительно новых боевых единиц отказались.

Обожглись на модульно-контейнерной системе и американцы, предполагавшие развернуть их на литоральных боевых кораблях типов Freedom и Independence. Эти дорогущие скоростные корабли водоизмещением около 3000 т поступают в состав ВМС США, но модули для них все еще создаются, и стоить они будут очень недешево. Не говоря уже о том, что любой ракетный катер в прибрежной зоне сможет без труда справиться с этими шедеврами кораблестроительного искусства.

Глупо было бы напрочь отметать модульно-контейнерную систему вооружения, но прежде нужно эти модули создать, испытать и отработать, а потом уже внедрять на корабли. Вот почему отказ от разработки корвета ОВР представляется обоснованным. Но что вместо него?

КТО ЗАЩИТИТ БЕРЕГ?

По словам адмирала Виктора Чиркова, задачи кораблей ОВР в настоящее время выполняются береговыми средствами наблюдения, стационарными гидроакустическими станциями и береговыми ракетно-артиллерийскими войсками, а также противолодочной и ударной авиацией. В теории с некоторой натяжкой можно согласиться с главкомом. Но, увы, ничего подобного у ВМФ России нет или же имеется в ограниченных количествах. Иначе бы не пришлось для обеспечения безопасности сочинской Олимпиады со стороны моря стягивать около 20 кораблей ВМФ и Береговой охраны (БОХР), не считая нескольких десятков катеров спецназа ФСБ, флота и МВД, полиции, ФСО, а также МЧС и «Росморпорта». В этой эшелонированной операции приняли участие ракетный крейсер «Москва» и сторожевой корабль «Пытливый». Но главная тяжесть несения службы со стороны Черноморского флота выпала на долю противодиверсионных катеров типа «Грачонок», МПК «Александровец» и «Муромец», а также МРК, РКА и тральщиков, которые относятся к кораблям охраны водного района. А ведь береговая линия Российской Федерации не ограничивается 100 километрами сочинского побережья.

После окончания холодной войны стало известно, что натовские военно-морские эксперты на основании многочисленных учений и штабных игр пришли к заключению – в случае войны с СССР им для уничтожения больших надводных кораблей советского флота в морях и океанах потребовалось бы несколько часов. Однако ВМС НАТО оказывались совершенно беспомощными в ближней морской зоне. Корабли ОВР ВМФ СССР и стран Организации Варшавского договора, поддержанные береговой авиацией, береговыми ракетно-артиллерийскими частями, да еще при постановке минных заграждений наглухо закрывали подходы к берегам своих стран, не оставляя противнику шансов на победу.

Что с тех пор изменилось? Немногие оставшиеся корабли ОВР, построенные еще в советское время, доживают свой срок, не ожидая замены. Береговая ударная авиация ВМФ обессилена, противолодочная тоже находится в упадке. Береговые ракетные части поредели. Вот такая безрадостная картина.

ОКЕАНСКИЕ АМБИЦИИ

Сегодня наш флот устремлен в океан. Там, по словам главкома, скоро появятся патрульные корабли – с менее сильным вооружением, чем надводные корабли других классов, но обладающие большей автономностью и универсальностью. 26 февраля на Зеленодольском заводе имени А.М. Горького состоялась закладка патрульного корабля проекта 22160 разработки Северного проектно-конструкторского бюро. Его водоизмещение – около 1500 т, длина – 94 м, ширина 14 м, осадка – 3,4 м. Экипаж небольшой – около 80 человек. Главная энергетическая установка корабля – комбинированная, дизель-газотурбинная мощностью 25 тыс. кВт, способная обеспечить кораблю максимальную 30-узловую скорость хода. Дальность плавания корабля экономической скоростью достигает 6 тыс. миль, тогда как автономность составляет 60 суток. Вооружение корабля, конечно, скромное: одна 57-мм автоматическая артиллерийская установка, ПЗРК «Игла», противодиверсионные гранатометы и крупнокалиберные пулеметы. В кормовой части – вертолетная площадка, способная принимать вертолет размерности Ка-27 с хранением его в телескопическом ангаре. Предусмотрено размещение катера-перехватчика жестко-надувного типа. Впрочем, возможны и другие варианты оснащения. На корабле имеется также радиотехническое и гидроакустическое вооружение, средства радиоэлектронного противодействия.

За основу своего патрульного корабля специалисты Северного ПКБ взяли платформу, которая ранее предлагалась в качестве пограничного сторожевого корабля океанской зоны, а затем в переработанном виде как корвет ОВР. У Северного ПКБ – огромный опыт создания надводных кораблей, так что нет сомнений в том, что проект данного корабля получился добротный. Зеленодольский завод имени А.М. Горького тоже не нуждается в особых рекомендациях. На эту верфь в среднем течении Волги выстраивается очередь из представителей силовых структур. Собирают корабли судостроители Татарстана хорошо и в установленные сроки. Два года подряд они держат лидерство по количеству переданных ВМФ России боевых единиц.

Здесь я должен принести свои извинения коллективу этого предприятия. В статье «38 попугаев и три «грачонка», опубликованной в «Независимом военном обозрении» №1 от 17.01.14, я указал, что «чуть-чуть не успели к новому году» сдать флоту два малых ракетных корабля проекта 21631 «Буян-М» – «Град Свияжск» и «Углич». Оказывается, Зеленодольский завод успел. В декабре прошлого года представителями российского ВМФ были подписаны приемные акты, однако военно-морские начальники по каким-то неведомым причинам наложили вето на эту информацию.

Но вернемся к патрульным кораблям. Зачем они нужны ВМФ России, который испытывает настоящий голод из-за тающего количества полноценных боевых кораблей, непонятно. Как обычно в таких случаях, ссылаются на зарубежный опыт. Да, например, в ВМС Великобритании и Нидерландов имеются патрульные корабли, OPV по их классификации, которые выполняют полицейские функции контроля исключительной экономической зоны и акваторий своих заморских территорий, а также могут использоваться для борьбы с пиратами. А все потому, что имеющиеся в распоряжении этих стран силы береговой охраны предназначены только для обеспечения навигационной безопасности в прибрежных водах, выполнения поисково-спасательных операций и борьбы с загрязнением окружающей среды.

Обычно же погранично-полицейские задачи, в том числе в России, США, а также в большинстве других стран, возлагаются на БОХР. Патрульные корабли несут слабое вооружение и не могут причисляться к боевым. Зачем они российскому флоту? Единственно разумное их применение – тренировки личного состава ВМФ в дальних плаваниях. Но для этого лучше построить новые учебные корабли, поскольку старые уже до крайности изношены.

РАБОТАЮТ ВРАЗДРАЙ

Создается впечатление, что командование за счет дешевых и малополезных для флота эрзац-кораблей намерено искусственно «наддуть» количественный состав ВМФ. Тут только можно развести руками. То нам твердят о необходимости атомных авианосцев с «космическим уклоном», то собираются строить псевдобоевые единицы. Здесь наши адмиралы напоминают одну из героинь фильма «Покровские ворота», которая говорила о себе: «Я вся такая несуразная, вся угловатая такая, такая противоречивая вся». Создается впечатление, что российские флотоводцы прокладывают курс в густом тумане и, не зная куда двигаться, работают враздрай машинами.

Но это только одна сторона медали. Поговорим о другой. Предположим, флот не может обойтись без патрульных кораблей. Хорошо. Но на том же Зеленодольском заводе имени А.М. Горького ведется строительство головного пограничного сторожевого корабля 1-го ранга проекта 22100 «Океан» полным водоизмещением 2700 т, проект которого разработан ЦМКБ «Алмаз». Дальность его плавания – 12 000 миль, район плавания – неограниченный. Этот ПСКР, который планируется спустить на воду в текущем году, может ходить в тропиках и арктических водах, преодолевая лед толщиной до 80 см. Вооружение включает 76-мм автоматическую артиллерийскую установку и крупнокалиберные пулеметы. Есть площадка для взлета и посадки вертолета размерности Ка-27, а также ангар для его хранения. В корме – устройство для спуска на воду и подъема бортовых досмотровых катеров на ходу корабля. Поскольку сторожевик будет находиться на службе в море длительное время, предусмотрены комфортные условия для экипажа.

Возникает вопрос: почему для разных силовых ведомств Россия должна строить два разных корабля одного назначения и одного класса? Очень много говорится о необходимости оптимизации и экономии оборонных ресурсов, а тут явно допускается откровенное расточительство. Куда смотрят Военно-промышленная комиссия, Министерство промышленности и торговли РФ и Морская коллегия?

И здесь самое время обратиться к зарубежному опыту. Несколько лет назад канадское правительство решило усилить присутствие Страны кленового листа в Арктике и построить для ВМС и Береговой охраны 6–8 арктических патрульных кораблей, за прототип которых взят норвежский ледокольный OPV Svalbard водоизмещением 6375 т. Но, поразмыслив и сделав ставку именно на военный аспект предстоящей деятельности данных кораблей, все эти патрульные корабли теперь предусматривается построить и передать военно-морским силам под его требования. Вот пример государственного подхода.

Сегодня ее реализация должна преследовать достижение очевидных целей: защиту районов развертывания атомных подводных лодок стратегического назначения, оборону своих баз, портов и берегов, противодействие развертыванию в морях и океанах американской глобальной системы ПРО. Все остальное – амбиции, на которые не хватит ресурсов.

Независимое военное обозрение

Предыдущая статья: Следующая статья:
На ту же тему
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Военные Новости Мира | wartelegraph © 2017 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх