Шойгу только начал операцию по спасению армии

77009Год без Сердюкова

Ровно год назад, 6 ноября 2012 года, Сергей Шойгу сменил Анатолия Сердюкова (см. ниже) на посту министра обороны. На следующий день Владимир Путин подписал распоряжение о его восстановлении на воинской службе в звании генерала армии. И хотя новый министр пообещал кардинально не менять взятого ранее курса, с первых дней он начал ревизию непопулярных решений предшественника.

За год Шойгу сделал следующее:

– восстановил управление боевой подготовки, ликвидированное в ходе реформы в 2009 году;

– увеличил количество сотрудников военной приемки до 25 тыс. человек;

– возродил медицинские, создал спортивные и научные роты, призвал вернуться к работе в ведомстве уволенных при предшественнике офицеров.

– в кратчайшие сроки разогнал так называемый женский батальон – советниц, помощниц и глав управлений, которые пришли в Минобороны с Сердюковым;

– предоставил большую свободу действий своим заместителям: каждый из них стал курировать собственное направление и нести за него персональную ответственность;

– ввел две новые должности — замминистра по военной науке, отвечающий за инновационную деятельность, и первый замминистра, курирующий боевую подготовку;

– выпустил директиву, которой вернул высшему генералитету право присваивать подчиненным воинские звания, назначать на должности и увольнять с них, а также по своему усмотрению определять круг их обязанностей;

– назвал ошибкой сведение всей авиации в восемь укрупненных авиабаз вместо прежних многочисленных авиадивизий и авиаполков;

– взял курс на ликвидацию «Оборонсервиса»: упразднил его крупные субхолдинги «Авиаремонт», «Спецремонт» и «Ремвооружение», доверив их функции предприятиям оборонного комплекса;

– поставил задачу коммерциализировать неиспользуемые военные объекты – впервые в ведомстве появилась концепция управления недвижимыми активами

– отказался от закупки итальянских бронеавтомобилей Iveco-LMV65 в количестве 1775 единиц (столько собирался купить Анатолий Сердюков), ограничившись партией из 358 уже законтрактованных машин, и принял решение вернуться к закупкам боевых машин десанта БМД-4М.

Тем не менее, в принципиальных пунктах Шойгу действительно продолжит курс Сердюкова. Ему необходимо завершить процесс создания новых полноценных войсковых группировок на всех стратегических направлениях, продолжая поддерживать части и соединения в состоянии постоянной готовности. В 2013-2014 годах вооруженные силы будут доукомплектованы рядовым и сержантским составом до 100%. К 2017 году в российской армии должно оказаться не менее 425 тысяч контрактников.

Словом, армию в прежний вид никто возвращать не собирается. Недаром во время итоговой коллегии в феврале этого года Владимир Путин заявил: «Не все принятые решения по реформированию вооруженных сил себя оправдали. Совершенствовать армию надо не по шаблонам, но и без постоянных шараханий, без бесконечных ревизий ранее принятых решений». И особо подчеркнул, что «общая стратегическая логика обновления вооруженных сил остается неизменной».

Спасет ли Шойгу российскую армию?

– Сергей Шойгу остановил разрушительные процессы, которые были запущены его предшественником, – считает президент Академии геополитических проблем, генерал-полковник Леонид Ивашов. – Остановил развал системы управления Вооруженными силами, организационно-мобилизационной системы, военного образования, медицины и науки.

Офицеры при Шойгу почувствовали устойчивость. При Сердюкове все они находились в подвешенном состоянии, поскольку этот чудак, глядя в потолок, мог сократить разом половину офицерского корпуса. Естественно, это порождало чувство нестабильности, и не лучшим образом сказывалось на характере военной службы.

Однако решить все проблемы, накопленные за годы предыдущих реформ, чрезвычайно трудно. Тому есть объективные причины.

На разрушительное реформирование армии были затрачены огромные финансы. Значительную их часть расхитили структуры типа «Оборонсервиса». Оказались бездарно потраченными деньги, выделенные на жилищное строительство, тыловое обеспечение военных городков, военную подготовку. Естественно, государство повторно средства выделять не может. Поэтому ряд проблем и при Шойгу зависают.

Кроме того, имеется ряд вопросов, которые за год не решить. Например, восстановление разведки, военной школы. На это требуются десятилетия.

Но в целом я оцениваю деятельность Шойгу положительно.

«СП»: – Но Шойгу, помимо перечисленного, доводит начатое Сердюковым до конца: завершает процесс создания полноценных войсковых группировок на стратегических направлениях, увеличивает число контрактников к 2017 году почти до 425 тысяч…

– В прежнее состояние армию возвращать и не нужно. Сегодня необходимо смотреть вперед – определить характер военных угроз и будущих войн, и для парирования их создавать эффективный военный организм. Нужно менять имидж армии. Она должна стать привлекательной и полезной для молодых воинов. Требуется приблизить армию к народу, показать, что она – защитница национальных интересов.

«СП»: – Путин призвал совершенствовать армию «без шараханий». Это значит, реформаторский размах будет сокращен?

– Я вообще не сторонник перманентных реформ. А процесс реформирования Вооруженных сил был запущен еще Горбачевым. С тех пор он идет постоянно – каждый новый министр обороны отрицает, что было сделано до него, и начинает заново. В итоге, вместо того, чтобы заниматься боевой подготовкой, армия занимается черт знает чем. В этом нет ничего хорошего. Представьте, что вам приходится жить в квартире, где на протяжении 25 лет непрерывно идет ремонт. Это же сумасшедший дом!

Я считаю, пора остановиться, и начать стратегически планировать развитие ВС хотя бы лет на двадцать вперед. Выработкой такого стратегического плана должна заняться военная наука и Совет безопасности РФ. Нужно создать, наконец, атлас военных угроз, которые могут возникнуть в долгосрочной перспективе. И понять, какие из них будут парироваться по линии внешнеполитического ведомства, каких союзников нужно срочно формировать.

Возьмите, например, нынешнюю ситуацию с Украиной – в игре вокруг нее просчитываются только интересы «Газпрома». Да, «Газпром» выколотит свои деньги. Но никто не просчитывает, что взамен мы, возможно, получим на территории Украины западную систему ПРО, военные базы НАТО, и будем выдавлены из Севастополя. В результате, нам придется эти искусственно созданные угрозы спешно нейтрализовать: строить военные городки, причальные стенки, военно-морские базы. Это потерянные деньги и время. Если бы имелся атлас угроз, наше руководство действовало бы более взвешено.

«СП»: – Чтобы определиться – кто нам угрожает, с кем мы собираемся воевать – нужно политическое решение Кремля. До сих пор верховная власть оставляла стратегические военные вопросы без ответа. Есть шанс, что с приходом Шойгу ситуация изменится?

– Надежда есть, но далеко не все зависит от Шойгу…

– Особых претензий к Шойгу предъявить невозможно, ничего принципиального и решительного он не делал, – уверен заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин. – Грубых ошибок тоже не замечено, поскольку Шойгу вообще человек осторожный.

Да, он отменил наиболее непопулярные решения Сердюкова, но я не считаю это решительными действиями. Дело в том, что кардинально изменить ситуацию в армии уже практически невозможно. Реформа Сердюкова была настолько глубокой, что отмена ее означает еще более глубокую реформу. А это сделать нереально. Собственно, принципиальных изменений в армии никто сегодня и не требует.

При Шойгу интенсифицировалась боевая подготовка, что всеми оценивается положительно. Плюс, социальное положение военнослужащих не ухудшается. Правда, перевооружение идет, мягко говоря, неоднозначно, но это зависит не от Сергея Шойгу.

«СП»: – В 2016 году начнется новая госпрограмма вооружений, за которую будет отвечать Шойгу. Удастся ли ее выполнить?

– Министр обороны лишь частично отвечает за программу вооружений – так было всегда. При этом, ни одна такая программа не была полностью выполнена. Так же, видимо, будет и со следующей программой – особенно если учесть, что возникает опасность недофинансирования из-за экономических проблем.

«СП»: – Будет ли сделан упор на оснащение армии современным вооружением, на качественный прорыв?

– Это зависит не от Шойгу, а от состояния военно-промышленного комплекса (ВПК), которое очень плохое. В этом заключается одна из основных проблем Вооруженных сил. Состояние военной науки также не выдерживает критики. Она не способна сформулировать требования к новой технике, что усугубляет ситуацию. Беда в том, что этого быстро не исправить даже при сильном желании – ситуация ухудшалась десятилетиями…

Тем временем

Сергей Шойгу провел 6 ноября юбилейное селекторное совещание с высшим руководством ВС в ситуационном центре Минобороны. На нем он поведал о планах ведомства.

По словам Шойгу, Минобороны планирует в обозримом будущем создать соединение патрульных кораблей ледового класса для работы в Арктике. «Надеюсь, к 2014 году найдем дополнительные возможности для перемещения грузов в условиях Арктики, включая помощь и поддержку судов при прохождении по арктическому пути», – заявил глава военного ведомства. Он подчеркнул, что для России «этот регион является важнейшей ресурсной базой и имеет стратегическое значение». Планируется, кроме того, восстановить аэродромы и причалы на архипелагах в акватории Северного Ледовитого океана — на Земле Франца-Иосифа и Новосибирских островах.

Шойгу также пообещал, что Минобороны до конца текущего года поставит новейшие стратегические ракетные комплексы «Ярс» еще в два полка РВСН. «Перед нами стоит важная задача — не допустить нарушения баланса системы стратегического сдерживания, поэтому одним из ключевых направлений военного строительства остается поддержание и своевременное переоснащение стратегических ядерных сил», — сказал министр.

Как реформировал армию Анатолий Сердюков

Анатолий Сердюков, выходец из налоговых органов, был назначен министром обороны в феврале 2007 года. Объясняя выбор, Владимир Путин говорил, что «в условиях, связанных с расходованием огромных бюджетных средств, нужен человек с опытом работы в экономической сфере».

Военным ведомством Сердюков руководил почти шесть лет. За это время в военно-морском флоте и в военно-воздушных силах сменилось по два главкома, в сухопутных войсках и в ракетных войсках стратегического назначения — по три командующих. У самого Сердюкова сменилось девять заместителей. В округах и Генеральном штабе была введена практика ротаций. Офицеры по истечении двух лет службы в одном месте переезжали на новое, где должны были набираться военного опыта. Всех несогласных с этой идеей министр увольнял.

По итогам Пятидневной войны с Грузией Сердюков принял решение сократить офицерский корпус с 355 тыс. до 150 тыс. человек (впоследствии цифра была пересмотрена – до 220 тыс.). Общее количество военнослужащих установилось в районе 1 млн, но все соединения и воинские части были переведены в категорию постоянной готовности. Институт прапорщиков и мичманов — 140 тыс. человек — был ликвидирован. Вместо шести военных округов на территории РФ создали четыре оперативно-стратегических командования.

Все непрофильные для военнослужащих функции (уборка территорий, банно-прачечные услуги, отопление котельных и т. д.) были отданы на аутсорсинг холдингу «Оборонсервис». Солдатам оставалось заниматься исключительно боевой подготовкой.

Особое внимание министр уделял избавлению от непрофильных активов. С ноября 2008 года Минобороны было наделено полномочиями по реализации военного имущества с правом продажи недвижимости с торгов. В 2011 году ведомство провело 43 аукциона, заработав 4,7 млрд руб.

Свободная пресса

На ту же тему
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Военные Новости Мира | wartelegraph © 2017 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх