Вашингтонское головокружение

74722Возможность скорой разрядки отношений США с Сирией и Ираном у одних вызывает надежды, у других – страх

Всего две недели назад мир ждал из Вашингтона самых дурных новостей. А местный истэблишмент, затаив дыхание, напряжённо следил за тем, что Обама, как до него Клинтон и оба Буша, вот-вот станет «президентом военного времени». Тогда промышленность получит новые военные заказы, конгресс распечатает долларовую кубышку, а вся нация – сплотится, потому что в условиях войны от «военного президента» и «храбрых женщин и мужчин в униформе» отступаться нельзя.

Но сейчас на берегах Потомака облегчённо выдохнули – вместо призывов к войне речь уже идёт о дипломатических инициативах. В редкие моменты откровенности чиновники президентской администрации растерянно признаются журналистам, что в эту ситуацию Белый дом попал с головокружительной быстротой самым запутанным и нелепым путём из всех возможных. Обаме банально повезло: дипломатические перспективы открылись благодаря смеси удачи (в случае с Сирией), многолетних экономических санкций (в случае с Ираном) и непредсказуемых ходов, словно в шахматной партии, разыгранных игроками, к которым Обама относится с глубоким недоверием – российским президентом Владимиром Путиным, сирийским президентом Башаром Асадом и иранскими эксцентричными аятоллами.

Но откровенность у вашингтонских чиновников быстро улетучивается, и они – как всегда уверенно и оптимистично – заявляют, что произошедшее просто отложенный во времени результат угрозы применения силы Соединёнными Штатами. В конце концов, Ближний Восток – это тот, регион, который такой язык хорошо понимает. Бенджамин Роудс, составитель речей Обамы (формально его должность называется «заместитель советника по национальной безопасности в сфере стратегических коммуникаций»), так и сказал: «…на Ближнем Востоке дипломатического прогресса без значительного давления не достигнешь. В Сирии это была серьёзная угроза военного удара, а в Иране – режим санкций, ужесточавшийся на протяжении пяти лет». Как не верить сказанному! Ведь Роудс – государственный муж, умудрённый огромным жизненным опытом; живёт на свете аж с 1977 года! И в Вашингтон, как говорят, он прибыл с мечтами о спасении мусульманского мира. (Хотя к мусульманству Роудс не имеет никакого отношения. К христианству, впрочем, тоже.) Он писал для Обамы его каирскую речь 2009 года. Стал гуру по «арабской весне». Убедил своего президента «сдать» Хосни Мубарака, которого Штаты содержали, холили и лелеяли три десятилетия. Агитировал за участие США в ливийской бойне в целях «защиты местного населения от Каддафи». Внёс свой вклад в принятие Обамой решения о силовом решении сирийского вопроса.

Но Роудс представляет «оптимистов» – тех, кто считает, что американская дипломатия поможет Обаме войти в историю в качестве президента, добившегося каких-то результатов на внешнеполитическом поприще. А вот «скептики» – и таких пруд пруди в Совете национальной безопасности, Пентагоне, разведсообществе и конгрессе – говорят, что, выбрав путь дипломатии, Обама будет втянут в длительные переговоры, а возможность нанесения удара будет если не упущена, то существенно снижена. А без удара сложившийся статус-кво вряд ли изменится. И всё – не видать Обаме «наследия», как своих ушей.

Один из таких скептиков, Деннис Росс, служивший три года главным советником Обамы по Ирану, считает, что если сирийцы сдадут всё своё химическое оружие, то это окажет влияние на решение иранского уравнения и повысит шансы на заключение сделки с Тегераном. Если же сирийцы будут тянуть и передадут международному сообществу лишь малую долю своего химического арсенала, то это подаст совсем другой знак верховному духовному лидеру Ирана.

Насколько объективны оценки Росса – большой вопрос. Совсем неслучайно в 2006 году авторы книги «Израильское лобби и внешняя политика США» Джон Миршаймер и Стивен Уолт причислили Росса к тому самому израильскому лобби. И, наверное, столь же неслучайно, Росс, будучи зарегистрированным республиканцем, занимал ведущие дипломатические посты при президентах-демократах – и Клинтоне, и Обаме. В 1980-х он на деньги «Американо-израильского комитета по общественным связям» (AIPAC) вместе со своим единомышленником и ещё одним заметным американским дипломатом-ближневосточником Мартином Индиком создал «Вашингтонский институт ближневосточной политики». В первом же исследовании этого института Росс призывал Белый дом назначить спецпосланником по Ближнему Востоку «такого не-арабиста, который не испытывал бы чувства вины за наши отношения с Израилем». Став спецпосланником США по Ближнему Востоку, и работая на этой должности с 1993 года по 2000-й, Росс организовал израильско-палестинские мирные переговоры. Только вот его роль «честного посредника» всегда подвергалась сомнению, а участники переговоров отмечали, что он отстаивал интересы Израиля непримиримее самих израильтян. В 2008 году Росс написал часть речи Обамы, с которой тот выступил в AIPAC во время своей президентской гонки. В этой речи утверждалось, что «столицей Израиля является Иерусалим», который никогда более не должен быть разделён. Вряд ли есть необходимость объяснять, что у палестинцев, да и вообще у арабов, а также у международного сообщества на этот счёт совсем иная точка зрения.

Очень скоро к сонму скептиков, которые будут не только ждать провала разрядки в отношениях США с Сирией и Ираном, но и активно этому провалу содействовать – у них «украли две войны»! – присоединится премьер-министр Израиля. Повесткой дня 68-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН речь Биньямина Нетаньяху была намечена на 30 сентября – через неделю после того, как со своими речами выступят президенты и США, и Ирана. Основной смысл американской поездки Нетаньяху заключается в том, чтобы насколько это возможно ослабить дипломатическое наступление Тегерана. Ради этого израильский премьер своё выступление перед представителями мирового сообщества перенес на 1 октября, а на 30 сентября наметил более важное мероприятие – встречу в Вашингтоне с Обамой: у того другого свободного дня не оказалось. Показательно, что с предложением о встрече обратилась и иранская сторона. Но для неё времени не нашлось; циркулируют лишь слухи, что встреча президентов США и Ирана может состояться «в кулуарах» Генассамблеи ООН в Нью-Йорке.

И в ООН, и в Белом доме Нетаньяху будет говорить об одном и том же, но наверняка с разной степенью откровенности и детализации. Вот его основные тезисы и аргументы:

— Плохое соглашение хуже, чем никакого соглашения вовсе;

— В вопросе обладания ядерным оружием Ирану нельзя позволить реализовать ту же уловку, которая удалась Северной Корее, которая под аккомпанемент переговоров о ядерном разоружении и мирном использовании атома вела дело к снятию санкций;

— Иран должен полностью отказаться от обогащения урана и согласиться на вывоз всего наработанного обогащённого урана со своей территории, демонтировать свой ядерный объект, скрытый внутри горы неподалёку от города Кум, отказаться от производства плутония, ликвидировать оборудованный последним поколением центрифуг завод по обогащения урана в городе Натанзе и остановить строительство реактора на тяжёлой воде рядом с городом Араком;

— Тегерану нельзя верить так же, как и Пхеньяну; отличие только в том, что северокорейские лидеры никогда не посещали Генассамблею в Нью-Йорке, чтобы представить свои взгляды мировому сообществу.

Пока эти требования не будут выполнены, давление на Иран не только нельзя ослаблять, его необходимо усилить, считает Биньямин Нетаньяху.

Израильский премьер ещё не успел озвучить свои претензии, как в пятницу, 20 сентября, Белый дом устами всё того же Роудса заявил: «Мы, конечно же, осознаём и ценим значительные озабоченности Израиля в отношении Ирана, с учётом тех угроз и возмутительных комментариев, которые исходили из Ирана в отношении Израиля в течение многих лет». Официальный Вашингтон заверил Тель-Авив, что Обама будет оценивать Рухани не по его словам, а по делам и что США не планируют преждевременно ослаблять экономические санкции против Ирана, которые наносят значительный ущерб экономике этой страны.

Правда, Роудс добавил: «наше предпочтение в том, чтобы разрешить этот вопрос дипломатическим путём, мы открыты к взаимодействию с иранским правительством». Посмотрим.

При подготовке материала была использована информация газеты The New York Times, информационного агентства The Associated Press и интернет-ресурсов Asia Times Online, NNDB, outlookindia.com, examiner.com

Свободная Пресса

На ту же тему
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Военные Новости Мира | wartelegraph © 2017 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх