Военно-морским силам США предстоит принять три серьезных решения

Военно-морским силам США предстоит принять три серьезных решенияАмериканская газета «DefenseNews» опубликовала интересный материал Christopher P. Cavas «3 Major Decisions Loom for US Navy», посвященный некоторым проблемам развития ВМС США на перспективу, в частности, по вопросу о будущем «литторальных» боевых кораблей LCS и ударных БЛА. Одновременно данный материал является образцом открытого обсуждения проблем и направлений строительства флота (и в целом вооруженных сил), характерного для Соединенных Штатов.

Конгресс вновь находится в подвешенном состоянии по вопросу бюджета. Правда законодатели в большей степени заняты промежуточными выборами и сейчас их в столице не застать. А между тем Пентагон пребывает в ожидании того, чем окончится для его бюджета один финансовый год, прежде чем начнется новый. А работы хватает, и у ВМС есть целый ряд важных вопросов, по которым необходимо уже в ближайшее время принять решение, вне зависимости от того, что, в конечном счете, решит Конгресс.

В самом начале перечня неотложных вопросов, требующих решения, три программы: программа создания палубных разведывательно-ударных беспилотных комплексов (UCLASS); программа строительства малых надводных боевых кораблей (SSC) и боевых кораблей ближней морской зоны («литторальных» — LCS). Решение относительно того, какие задачи, ударные или разведывательные, должны в первую очередь решать аппараты, создаваемые по программе UCLASS, ожидалось к концу лета этого года. Однако в условиях, когда сами должностные лица министерства обороны не могут прийти к консенсуальному решению, будущие программы становится весьма туманным.

Точно так же, и решение по облику перспективного малого надводного боевого корабля (программа SSC), являющегося развитием боевого корабля ближней морской зоны (программа LCS), перебрасывается как горячая картофелина от одного чиновника военно-морского ведомства к другому. И это в то время, когда министру обороны Чаку Хейглу (Chuck Hagel), нужна однозначная рекомендация, с тем, чтобы он мог своевременно скорректировать бюджетную заявку следующего года. Это означает, что на принятие решения остаются не то что месяцы – недели.

Еще более несущий вопрос – хотя вряд ли кто, кроме самих моряков-надводников, это заметил – что делать с очередными восьмью корпусами кораблей LCS, первый из которых уже внесен в бюджетную заявку следующего года. ВМС еще имеет возможность внести корректуру в рабочую конструкторскую документацию проекта LCS, правда при этом есть риск, что построенные корабли могут не вписаться в уже разработанные схемы технического обеспечения и штатную численность экипажа, а также будут иметь малую совместимость с кораблями проекта SSC.

По всем этим вопросам в ВМС хранят молчание, отказываясь обсуждать даже то, как в действительности обстоит дело, не говоря уже о рассмотрении альтернативных вариантов. Это в особенности касается программ надводного кораблестроения, где многие участники рабочих групп по программам вынуждены давать подписку о неразглашении информации.

Судостроительная промышленность также ищет решения в вопросе о базовой конфигурации перспективного десантного корабля LX(R), который будет основан на решениях, заложенных в конструкцию десантного корабля-дока (ДКД) типа San Antonio (LPD 17). Финансирование постройки головного корабля планируется начать не ранее 2020 года, однако флот уже заявил о том, что решение по предпочтительному облику может быть объявлено уже весной следующего года. Вопрос выбора конструкции корпуса важен, так как позволяет промышленности заняться разработкой возможных вариантов комплектации корабля, чтобы представить их ВМС.

Ряд других решений также требует внимания Конгресса. Среди них – полноценное финансирование перезарядки ядерного реактора авианосца George Washington; полноценное финансирование 12-го корабля (LPD 28) типа San Antonio; количество кораблей LCS, включенных в бюджет 2015 финансового года; а также будущее 11 крейсеров и двух десантных кораблей, которые ВМС хотят вывести их боевого состава, чему Конгресс сопротивляется.

Все эти вопросы связаны с парламентскими дебатами по вопросу бюджета 2015 финансового года, и Конгресс в той или иной степени разделился во мнении относительно того, что следует делать. До того, как решения по данным вопросам примет Конгресс, сами ВМС не могут ничего предпринять.

Однако с программами UCLASS, SSC и LCS что-то придется делать.

Что такое UCLASS?

Споры относительно роли палубного беспилотника ведутся уже многие годы. Должен ли он стать ударной платформой, способной наносить удары в глубине территории противника, или разведывательным аппаратом? Этот спор сопровождается дискуссией философско-культурного плана о том, можно ли доверять вопросы применения оружия роботам, попутно уменьшая количество пилотов. Сейчас в ВМС наблюдается желание поскорее создать реально действующий реактивный беспилотный летательный аппарат палубного базирования.

ВМС намеревались разослать приглашение к конкурсу на лучшее технико-коммерческое предложение (RFP) по программе UCLASS уже этим летом, и в середине августа, чиновники все еще говорили, что запрос на предложение вот-вот будет направлен потенциальным участникам конкурса. Понятно, что проект приглашения для обоих вариантов (и разведывательного, и ударного) беспилотника был подготовлен, а окончательное решение по поводу того, какой из двух вариантов приглашения рассылать, должно было быть принято по итогам встреч высших должностных лиц Пентагона. Все потенциальные участники конкурса – Boeing, General Atomics, Lockheed Martin и Northrop Grumman – все с нетерпением ожидают этот документ, детали которого держатся в тайне.

На встрече, прошедшей 26 августа под председательством заместителя министра обороны Боба Уорка (Bob Work), обсуждались весьма серьезные вопросы, в том числе, как утверждают информированные источники, не только о роли летательного аппарата, но и о стоимости его производства и эксплуатации, а также о конкурентной борьбе соискателей заказа. Источники в Пентагоне утверждают, что участники встречи разделились на три лагеря – сторонников идеи преимущественно ударного аппарата, сторонников преимущественно разведывательного аппарата и сторонников более крупной и, скорее всего, более дорогой, но при этом многофункциональной машины. В конце концов, принятие решения было отложено, и все свелось к дискуссии в рамках внутриведомственного Обзора систем разведки министерства обороны США.

Информированные источники в Пентагоне указывают на то, что указанный Обзор всего лишь один в ряду подобного рода ведомственных документов, посвященных критическому анализу боевых возможностей ВМС США и разрабатываемых в информационное обеспечение бюджетной заявки 2016 финансового года. Однако сам факт, что решение по программе UCLASS было отложено в пользу более глубокого изучения вопроса, может свидетельствовать о наличии неких дополнительных факторов.

Бывший специальный помощник начальника Штаба ВМС США Брайан Кларк (Bryan Clark), ныне аналитик Центра стратегических и бюджетных оценок (Center for Strategic and Budgetary Assessments), отметил, что «стоимостные параметры программы UCLASS уже в некотором роде продавлены. Остается решить, что же на эти деньги хочет получить флот».

По его словам, должностные лица «продолжают футболить проект, потому в отношении него в заказывающих органах существует фундаментальный раскол – с этим пора заканчивать, надо приобрести хоть какой-то опыт эксплуатации палубных беспилотных летательных аппаратов. И большая часть представителей морской авиации думают так же. Значительное количество политиков и высших должностных лиц ВМС, представляющих другие рода сил, также выступают за программу UCLASS – причем за аппараты по преимуществу ударные, с более высокой живучестью».

Источник на Капитолийском холме более скептичен в вопросе того, в каком направлении будет развиваться программа UCLASS.

«Углубленное исследование вопроса не обязательно ведет к немедленному принятию решению о наиболее предпочтительном образе действий или к принятию такового решения в ближайшем будущем», — заявил он. «Понятно, что исследование может подготовить почву для какого-то иного процесса принятия решения, который, по-видимому, будет менее формализованным в плане участников или временных рамок принятия окончательного решения».

Намерение подвергнуть проект углубленному исследованию в рамках Обзора систем разведки министерства обороны США, наряду с критическими замечаниями относительно его стоимостных параметров, по мнению источника в Конгрессе, «может быть подготовкой к отмене программы. Удобряют почву».

Малые боевые надводные корабли (SSC)

Большая часть флотского сообщества с нетерпением ожидает итоговых рекомендаций рабочей группы по проекту SSC, чтобы понять, как ВМС планирует использовать и обеспечивать техническую готовность боевых кораблей, которые призваны заменить в боевом составе флота боевые корабли LCS, — с большим, чем у последних, водоизмещением и с усиленным вооружением. Рабочая группа опубликовала свой доклад 31 июля, но должностные лица ВМС до настоящего времени не обнародовали его содержание.

Конгресс также пребывает в ожидании доклада рабочей группы, а Комитет по делам вооруженных сил Палаты представителей (Armed Services Committee) и еще несколько недель назад запланировал на 9 сентября закрытый брифинг, на котором должны были быть озвучены его основные положения. Однако, по данным источников в Пентагоне и на Капитолийском холме, ВМС лишь обозначили свою заинтересованность в представлении доклада, и слушания были отменены.

Министр обороны Хэйгел в своем меморандуме по программе SSC от 24 февраля сего года рекомендовал ВМС рассмотреть новые проекты или варианты исполнения кораблей, уже находящихся в постройке, включая оба типа кораблей LCS. На фоне молчания ВМС продолжаются спекуляции на тему того, что же говорится в итоговой части доклада, и какие решения примет руководство флота. Однако чем меньше остается времени для принятия решения, с учетом указаний руководителя военного ведомства о финансировании строительства только восьми кораблей LCS с последующим переходом к программе SSC, становится ясно, что выбор ограничен.

«Флот неизбежно получит видоизмененный проект LCS. По другому просто не получится, если рассчитывать на сдачу-приемку головного корабля в 2019 году», — сказал Кларк.

«Мне с трудом верится, что они возьмут за основу корпус корабля типа Independence (LCS 2), поскольку это означало бы работы вновь иметь дело с алюминиевым корпусом, а в этом у флота опыт небогатый. Сложно представить, что представители заказчика скажут, мол, давайте сделаем из этого фрегат».

«Так что это, по-видимому, это будет модификация корабля типа Freedom (LCS 1)», — заявил Кларк.

Корпорация Lockheed Martin, головной исполнитель кораблей типа Freedom (LCS 1), уже давно прорабатывает экспортные варианты этого корабля с усиленным вооружением. В принципе, корпорация вполне подготовлена к выдаче своих предложений по запросу рабочей группы по программе SSC.

А вот строитель кораблей типа Independence (LCS 2), компания Austal USA, в последние годы не слишком себя утруждала продвижением своего проекта корабля с цельноалюминиевым корпусом, в особенности после того, как изначальный головник – корпорация General Dynamics – вышел из программы по окончании постройки второго корпуса.

Тем не менее, компания попыталась продемонстрировать возможность адаптации проекта к требованиям программы SSC, и осведомленные источники утверждают, что предложения Austal USA впечатлили заказчика. Поэтому даже если выбор головного исполнителя по программе SSC падет на Lockheed Martin, представители ВМС, похоже, постараются по своему вознаградить Austal USA – не исключено, через закупку большего количества скоростных транспортных судов JHSV. Эти корабли с небольшими размерениями и гражданским экипажем могут привлекаться к выполнению целого ряда задач, которые являются типовыми для малых кораблей в конфликтах низкой интенсивности.

Поскольку решение по программе SSC должно быть принято уже в самое ближайшее время – либо в следующем месяце или, уж точно, до конца года – вполне вероятно, что новые корабли будут классифицированы в более традиционных для флота категориях.

«Они определенно классифицируют их как-нибудь иначе, чем LCS», — утверждает Кларк. «У части руководства ВМС есть желание отойти от использования сокращений для указания класса корабля. Я полагаю, что это будет фрегат или корвет ближней морской зоны».

Восьмёрка, попавшая меж двух огней

Пожалуй, наиболее неприятное решение, которое в скором времени нужно будет принять руководству ВМС, это дальнейшая судьба восьми кораблей LCS, которые должны быть заказаны еще до того, как флот, согласно указаниям министра обороны, перейдет к строительству кораблей по программе SSC. С окончанием постройки двух серий (из 10 корпусов каждая) кораблей LCS к 2016 году у ВМС появится возможность устранить существенные конструктивные и концептуальные недоработки в обоих типах кораблей LCS.

Например, возможна замена 57-мм артустановки на 76-мм, добавление вертикальных пусковых установок для управляемых ракет, внедрение новой единой автоматизированной системы боевого управления или включение элементов одной существующей системы в другую, внесение изменений в энергетическую установку корабля, установка крыльев мостика на кораблях типа Independence (LCS 2) и увеличение запаса топлива на кораблях типа Freedom (LCS 1). Представители исполнительных дирекций обеих программ заявляют о своей готовности внести все потребные ВМС изменения.

Министр обороны Хэйгел настаивает на доработке обоих проектов, говоря о том, что, насколько это возможно, изменения, рекомендуемые для проекта SSC, должны быть внесены уже в эти восемь кораблей LCS последней серии.

Однако здесь есть проблема. Составными частями программы LCS является скрупулезно выстроенные подсистемы материально-технического обеспечения, поддержания технической готовности и подготовки экипажей. И если восемь кораблей LCS последней серии выпадут из нормативов, предусмотренных для предыдущих 24 корпусов, то они станут «белыми воронами» в своем классе. Ситуация еще более усугубится, если последняя серия будет разбита на две подсерии – по четыре корпуса каждого проекта. Ситуация настолько неоднозначная для флота, что некоторые представители ВМС использовали по отношению к этой восьмёрке термин «Франкеншипс» (аллюзия с киномонстром «Франкенштейном»), чтобы дать представление об остроте проблемы.

«Если в конструкцию кораблей будут внесены существенные изменения, то их возросшие возможности потребуют дополнительных людских ресурсов – как в отношении экипажа, так и специалистов инженерно-технической службы», — отметил Кларк. «Так что эти восемь кораблей могут иметь отличное от предшественников штатное расписание. И если в ходе эксплуатации этих кораблей будет использован принцип ротации экипажей, как в случае с предшествующими кораблями этого класса, экипажи этой восьмерки нельзя будет использовать в едином цикле с остальными 24 кораблями. Это привносит дополнительные сложности».

Кларк считает, что ВМС уже подумывают о том, чтобы в конце концов отказаться от действующей модели ротации экипажей «три на два» и сформировать по одному экипажу для каждого корабля LCS. Такой же подход, скорее всего, будет применен и к кораблям SSC. Наличие 36 экипажей для 24 кораблей LCS первых серий, 8 или 12 экипажей для восьми кораблей последней серии и 20 экипажей для кораблей SSC может создать целую кучу проблем, особенно с учетом того обстоятельства, что целый ряд систем являются уникальными для того или иного проекта кораблей LCS и не встречаются на кораблях других проектов.

«В боевом составе флота будут числится 32 корабля класса LCS и еще 20 кораблей иного класса – каждый со своим экипажем», — пояснил Кларк. «ВМС, как представляется, рассматривает новые корабли [SSC] в более традиционной категории «фрегатов» с возросшими [по сравнению с LCS] возможностями. Им придется рассмотреть возможность укомплектования каждого такого корабля собственным экипажем. Немногочисленные экипажи, замещаемые на ротационной основе, могут не справиться с эксплуатацией новых кораблей».

С учетом всего сказанного Кларк «рекомендовал бы ограничить количество изменений, вносимых в конструкцию последних восьми кораблей класса LCS».

Многие наблюдатели считают, что ВМС идут на большой риск, отказываясь от откровенного обсуждения тех проблем, с которыми они сталкивается, в том числе и по программе SSC. И если не дать ничему всплыть на поверхность вплоть до представления очередной бюджетной заявки в феврале 2015 года – а именно этой стратегии придерживается ряд высших должностных лиц ВМС – военно-морское ведомство, в известной степени, сможет избежать прямой критики, но и поддержкой при этом вряд ли заручится.

«Если встать на их точку зрения [в смысле ожидания представления бюджетной заявки], подобная линия поведения имеет смысл. В этом случае данный проблемный вопрос потеряется на фоне других и к нему будет сложнее придраться», говорит еще один источник на Капитолийском холме из числа аппарата Конгресса. «Однако с политической точки зрения, это огромная проблема для надводных сил флота».

«Все эти программы нуждаются в поддержке – и не только со стороны Конгресса, но со стороны СМИ, которые должны воздать должное тому, как артикулируется проблема в каждом случае. Требуется консенсус в отношении того, что указанные программы не имеют права на провал», — добавил сотрудник аппарата Конгресса.

Источник в Конгрессе также отметил, что в случае программы LCS ВМС «проиграли битву за симпатии общества и рискуют вновь наступить на те же грабли, если будут играть в прятки».

Оригинал публикации: Christopher P. Cavas, Tree Major Decisions Loom for US Navy // DefenseNews, 21.09.2014

Перевод и редакция: Артём Курочкин, Максим Шеповаленко

Права на данный материал принадлежат bmpd.livejournal.com

На ту же тему
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Военные Новости Мира | wartelegraph © 2018 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх