Atlantico (Франция): поможет ли визит к Путину усилить влияние Франции?

Усилилось ли влияние Франции на международной арене благодаря дипломатии Макрона? Таким вопросом задается право-консервативный парижский сайт Atlantico. Ответ — нет, ориентация Макрона на натовские структуры, на США слишком сильна. Для того, чтобы Франция играла серьезную роль в связях с Россией, ей нужно выйти из НАТО и отказаться от антироссийских санкций, считает автор.

После встречи с Эммануэлем Макроном Владимир Путин заявил, что готов сделать все, чтобы найти компромисс и избежать военной эскалации кризиса с Украиной. Какие выводы можно сделать из поездки президента Франции в Россию и на Украину?

Верный своим привычкам, президент Республики летел в сторону Киева с чувством полного удовлетворения после визита в Кремль. Эммануэль Макрон уверен, что выполнил свою задачу «предотвращения эскалации». Он также уверен в том, что «открыл новые перспективы». В очередной раз мы стали свидетелями фарса, больше предназначенного для повышения авторитета главы государства по мере приближения президентских выборов, чем для того, чтобы бороться с реальной угрозой миру в Европе.

В связи с этим правомерно задать следующий вопрос: усилилось ли влияние Франции после встречи ее президента с Владимиром Путиным? В чем состоят «конкретные успехи»? Что позволяет Эммануэлю Макрону утверждать, что он добился от Владимира Путина подтверждения, что «никакой деградации и эскалации» не будет? Итог этой встречи ясен: никакого соглашения о деэскалации, никакой совместной декларации. В очередной раз президент, кажется, путает дипломатический шаг с простым общением. Как и во внутренней политике, упаковка привлекательна, а внутри ничего нет. Нельзя строить доверительные отношения с Россией на лету, прикрываясь электоральными амбициями.

Встреча Эммануэля Макрона и Владимира Путина стала еще и культурным шоком. С одной стороны этого длинного стола сидел французский президент, играющий роль посланника НАТО и ЕС, а с другой —политический лидер, наследник «великой России», дорожащий своими историческими корнями.

Верный своему «пост-национальному», глобалистскому мировоззрению, Эммануэль Макрон в течение 5 лет делал все, чтобы ослабить французское влияние, соглашаясь встать на службу американских интересов. Правда, он ругал Трампа и плел что-то о необходимости «оборонного суверенитета Европы», намекая, что [управляемая американцами] «организация НАТО находится в состоянии смерти мозга». Он также объявлял в своей предвыборной программе в 2017 году о возвращении «независимой Франции», но от этого ничего не изменилось. Проект Эммануэля Макрона состоит в том, чтобы растворить национальную дипломатию в европейской и атлантической дипломатии. Во время пресс-конференции с Владимиром Путиным президент почти не упомянул Францию и ее двусторонние отношения с Россией, предпочитая изображать из себя главного переговорщика от ЕС и Вашингтона.

Это презрение к внешней политике на национальном уровне отражается в жестокой нехватке средств, особенно острой в пятилетний период президентства Макрона. Предпочтя «гибкую дипломатию» в ущерб традиционной «дипломатии влияния», Эммануэль Макрон просто оставил МИД Франции без средств, обескровил его финансово. В 2019 году государственный бюджет на проведение внешней политики был сокращен на 150 миллионов евро, что повлекло за собой сокращение 10% сотрудников дипломатических служб за рубежом. Хотя эта последняя мера была реализована лишь частично из-за эпидемии COVID-19, наши посольства все больше выглядят как рудименты славного прошлого когда-то великой страны.

На смену жандармам, обеспечивающим безопасность наших объектов, приходят частные охранники. Дипломатические здания распродаются за копейки: после закрытия отделений Французского Института (французский аналог Россотрудничества — прим. ИноСМИ) в городе Наблусе на Западном берегу реки Иордан и в испанской Валенсии, серьезная опасность угрожает престижному Дому Франции в Рио-де-Жанейро. Если генерал де Голль в свое время создал Главное управление вооружений для сохранения влияния французских вооруженных сил и дипломатии в мире, то сейчас мы наблюдаем обратное явление — передачу государством инструментов наших внешних связей в частные руки. Приватизация наших торговых представительств, порученная торгово-промышленным палатам шести стран в ущерб работе государственного агентства Business France, определенно не вписывается в рамки влиятельной и суверенной дипломатии.

Для восстановления сильной и независимой Франции необходимо сделать три вещи: обеспечить себя финансовыми средствами для реализации своих амбиций, покончить с манихейским взглядом на мир, разделяющим его на «хороших» и «плохих»; а также выйти из НАТО, чтобы наконец создать европейскую оборону. Для настоящей «автономной стратегии», не европейской, а национальной, необходимо укрепление ресурсов, сохранение нашей дипломатической сети, третьей по величине в мире, переоценка профессии дипломата, подтверждение авторитета послов во всех их действиях.

Чтобы восстановить связь с голлистской традицией французского влияния в мире, нужно поставить под сомнение политику франко-германского дуэта. За этой политикой стоят американские интересы. США, конечно, союзник, но такой, что оказался способен унизить Францию в деле с австралийскими подводными лодками. Это союзник, чье агентство национальной безопасности шпионит за телефонными переговорами нашего президента с 2004 года и делает все, чтобы помешать появлению европейских конкурентов у GAFAM (имеются в виду американские гиганты информационных технологий Google, Amazon, Facebook, Apple, Microsoft — прим. ИноСМИ). Словом, союзник, который служит в первую очередь своим интересам… как и некто по имени Владимир Путин. Нет смысла демонизировать Россию и делать ее нашим системным противником. Россия напрямую не угрожает нашим интересам и может стать выгодным для нас государством-буфером между Китаем и Западом благодаря своему географическому положению и дипломатической независимости. Более того, введение санкций против россиян нанесет ущерб в первую очередь не американской, а европейской экономике, зависящей от российского газа.

Чтобы пойти по своему пути развития и избавиться от необходимости работать на благо Соединенных Штатов, Франции необходимо выйти из НАТО для создания реальной обороны в рамках ЕС. Во-первых, это позволит избежать кризисов, связанных с бесконечным расширением НАТО. Второй причиной в пользу выхода Франции из НАТО является тот факт, что Североатлантический альянс не служит интересам всех входящих в него государств. Например, после агрессивных действий Турции в греческих территориальных водах, именно Франция, а не США, пришла на помощь Греции. В Африке именно Франция ведет борьбу с исламистским терроризмом, при поддержке европейских сил специального назначения в рамках оперативной группы Такуба.

7 февраля в Кремле Эммануэль Макрон был то ли представителем ЕС, то ли телеграфистом НАТО, то ли вообще «посредником» без гражданства. Но он точно не был главой сильной дипломатии, служащей интересам французского народа.

Поль Мелен (Paul Melun)