Бесспорно, регулярно осуществляемые экипажами дальних противолодочных самолётов P-8A Poseidon ВМС США и разведывательных самолётов RC-135V/W Block 8 Rivet Joint оптико-электронный мониторинг фортификационных работ инженерных подразделений НОАК на островах спорного архипелага Спратли, а также радиотехническая разведка РЛС обнаружения и наведения зенитно-ракетных средств Войск ПВО КНР (с непосредственной идентификацией типов ЗРК и частотных режимов работы их РЛС наведения) отчетливо проиллюстрировали реализацию двух ключевых задач, сформулированных глубоко в кулуарах оборонного ведомства США.

В первую очередь, речь идёт о показательном многократном расширении присутствия авиации ВМС и ВВС США в нейтральном воздушном пространстве над зеленой «9-пунктирной» линией, филигранно обрамляющей обширную исключительную экономическую зону Поднебесной в Южно-Китайском море.

Первоочередной целью данного шага является традиционная для Пентагона игра мускулами с демонстрацией готовности оказания давления на Пекин в территориальном споре с Вьетнамом, Тайванем и Филиппинами о принадлежности архипелага Спратли и Парасельских островов.

В свете же обретающего устойчивую регулярность транзита (с периодическим развёртыванием) через акваторию Южно-Китайского моря авианосных ударных группировок Королевского ВМФ Великобритании и ВМС США, а также весьма успешной отработки операторами-гидроакустиками многоцелевых АПЛ классов Astute и Virginia обнаружения и сопровождения китайских МАПЛ пр. 039B/G Shang, не отличающихся высочайшим уровнем акустической скрытности в сравнении с отечественными и западными аналогами, на первый план выходит уже нарочито провокационная демонстрация командованием ВМС США готовности к силовым пикировкам на спорных участках исключительной экономической зоны КНР.

Наиболее важные детали возведения ударного кулака ВВС США на австралийской авиабазе Тиндал

Степень же оперативно-стратегической напряженности подобных пикировок уже в обозримом будущем вполне может превзойти точки апогея, наблюдаемые нами во время недавнего проникновения в территориальное море России близ Республики Крым британского эсминца D36 HMS Defender, а также предпринятой 25 ноября 2018 года попытки надводных кораблей ВМС Украины осуществить проникновение в акваторию Азовского моря через Керченский пролив.

Во-вторых, предметом детальной оптико-электронной, радиотехнической и радиоэлектронной разведки сил и средств НОАК на спорных островах (включая радары обнаружения и наведения зенитно-ракетных средств, пусковые установки береговых ПКРК, а также многодиапазонные комплексы обмена тактической информацией и ретрансляции по защищённым радиоканалам связи) является заблаговременная и точная идентификация первых, а также анализ амплитудно-частотных параметров вторых.

Впоследствии полученные вышеуказанными методами данные обеспечат командование ВМС США исчерпывающей информацией о типах применяемых Военно-морскими силами НОАК в данном регионе ПКР (будь то YJ-12 Eagle Strike или YJ-18), а также позволят смоделировать требуемые алгоритмы радиоэлектронного противодействия с соответствующими ответными амплитудно-частотными характеристиками.

Позднее данные алгоритмы будут загружены в БЦВМ новейших контейнерных комплексов радиоэлектронной борьбы линейки AN/ALQ-249 NGJ-LB/MB/HB Increment 1/2/3, подлежащих размещению на подвесках самолётов РЭБ EA-18G Growler ВМС США и Королевских ВВС Австралии.

Наиболее примечательным моментом на фоне вышеуказанных предэскалационных приготовлений является спешное формирование Вашингтоном, Лондоном и Канберрой нового военно-политического альянса AUKUS, зоной оперативно-стратегического контроля которого станет Индо-Азиатско-Тихоокеанский регион (ИАТР).

По данным компетентных источников в оборонных ведомствах трёх союзных государств, в рамках формирования структуры нового блока на территории австралийского континента будет развёрнута внушительная военная инфраструктура Объединённых ВС AUKUS в составе нескольких крупных авиабаз, военно-морских баз (включая причальные сооружения и унифицированные пункты материально-технического обеспечения и сервисного обслуживания МАПЛ классов Astute, Virginia, Sea Wolf, Los Angeles, Ohio и Vanguard, эсминцев УРО классов Daring, Arleigh Burke и Hobart, крейсеров класса Ticonderoga и т.д.), узлов связи и ретрансляции в оперативно-тактическом и оперативно-стратегическом звеньях, а также позиционных районов ПВО-ПРО, прикрывающих данные объекты.

Между тем американские, британские и австралийские СМИ по-прежнему весьма поверхностно освещают детали формирования передовой войсковой группировки ОВС AUKUS на австралийском континенте, полностью упуская из фокуса внимания такой стратегически важный объект, как авиабаза Тиндал, расположенная на Северной территории Австралии.

Ещё в первом квартале 2016 года информационное и военно-аналитическое издание theaviationist.com, ссылаясь на заявление подполковника ВВС США Дэмиена Пикарта, опубликовало информацию о грядущем развёртывании на данной авиабазе авиакрыла (7-го, либо 28-го) стратегических бомбардировщиков-ракетоносцев B-1B Lancer из состава 8-й армии Глобального ударного командования ВВС США, а также возведении на данной АвБ соответствующей инфраструктуры сервисного обслуживания данных машин.

Учитывая тот факт, что, по данным того же Пикарта, на данную авиабазу также будет передислоцировано авиакрыло стратегических воздушных танкеров KC-10A Extender, экипажи одновременно нескольких звеньев B-1B смогут посменно нести боевое дежурство в нейтральном воздушном пространстве близ рубежей пуска малозаметных тактических крылатых ракет большой дальности AGM-158B JASSM-ER, а также их противокорабельной версии AGM-158C LRASM (на внутрифюзеляжных узлах подвески каждого «Лансера» может быть размещено до 24 КРВБ данного типа) по стратегически важным береговым объектам НОАК и корабельным ударным группировкам ВМС КНР, как в Южно-Китайском, так и в Восточно-Китайском морях.

При этом географическое положение самой авиабазы Королевских ВВС Австралии (RAAF) Тиндал (в глуби австралийского континента, на удалении порядка 240–270 км от Тиморского и Арафурского морей) обеспечит формирование над ней мощнейшего эшелонированного противоракетного заслона, представленного как минимум 3 поясами ЗРК Patriot PAC-3MSE и противоракетным комплексом THAAD, возведенными на предполагаемых ракетоопасных северо-западном, северном и северо-восточном воздушных направлениях.

Именно с этих направлений может быть нанесен массированный удар сверхзвуковыми и гиперзвуковыми средствами воздушно-космического нападения ВВС и/или ВМС Китая.

Расположенные же близ побережья авиабазы могут быть прикрыты (несколькими поясами ПРО с морского/океанского ракетоопасного направления) лишь «Иджис» – кораблями-носителями противоракет SM-3, а также сверхдальнобойных ЗУР RIM-174 Block II ERAM.

В отличие от сверхманевренных эндоатмосферных ЗУР-перехватчиков MIM-104PAC-3MSE комплексов Patriot PAC-3MSE, оснащённых газодинамическими поясами двигателей поперечного управления, ЗУР RIM-174ERAM обладают крайне низкими располагаемыми перегрузками 30–35 G, не обеспечивающими уверенного перехвата передового китайского маневрирующего высокоточного оружия; в то время как противоракеты RIM-161B/C (SM-3) способны работать лишь по экзоатмосферным объектам и не обеспечивают поражения сверхзвуковых и гиперзвуковых целей в стратосфере и мезосфере.

Как видите, оперативно-стратегические преимущества подобного расположения АвБ Тиндал более чем очевидны.