Страна зовёт. Кого призовут в армию во время шестой волны мобилизации

Страна зовёт. Кого призовут в армию во время шестой волны мобилизацииЗамначальника мобилизационного отдела Генштаба Александр Правдивец рассказал о том, почему украинцы не хотят в армию и как военкоматы будут выполнять план по мобилизации.

Шестая волна мобилизации завершится 17 августа, однако уже сейчас понятно, что она – одна из самых сложных. В Генштабе не скрывают, что для выполнения плана военкомам приходится буквально бегать за потенциальными призывниками, вручая повестки на улице и в транспорте. Впрочем, в ведомстве уже придумали, как бороться с уклонистами. Для этого создается реестр военнообязанных и призывников, в котором будут использованы данные фискальной, миграционный и пограничной служб, а также база избирателей Украины. В Генштабе предполагают, что с ее помощью удастся сократить число желающих «откосить» на 90%. Среди самых востребованных во время шестой волны – специалисты для комплектования высокомобильных десантных войск, механизированных и танковых подразделений, разведчики, а также водители и инженеры. Новые призывники должны обеспечить ротацию для военных, мобилизованных во время третьей очереди.

С началом шестой волны мобилизации повестки гражданам начали вручать прямо на улицах. Насколько это законно?

— Абсолютно. Причём не только на улицах, но также в транспорте и в любых других общественных местах. Согласно закону о воинской службе и военной обязанности, в населённых пунктах, где нет военкоматов, мобилизацией занимаются местные органы власти, предприятия и учреждения. Там, где есть военкоматы, в мобилизации могут задействоваться и военкоматы, и предприятия, и учреждения, включая ЖЭКи. Военкому, к примеру, достаточно передать в ЖЭК письменное распоряжение с фамилиями жильцов и требованием обеспечить их явку. Иными словами, мастер ЖЭКа и дворник, зная, где живёт гражданин, могут прийти к нему и сказать: «Уважаемый Иван Иванович, завтра вас вызывают в военкомат». Если сотрудники ЖЭКа после этого распишутся в протоколе о том, что они ходили оповещать, их слова будут иметь процессуальную значимость, например, в административном расследовании по факту неявки в военкомат. Так что не надо думать, что вызвать могут только через повестку с подписью военкома.

Такие способы вызова граждан в военкомат связаны со снижением явки по повесткам?

— Да, люди боятся или не желают идти в военкомат. Всё из-за того, что они не выполняют правила учёта. В законодательстве Украины сказано, что граждане обязаны в течение 7 дней сообщать в орган, где они состоят на воинском учёте, обо всех изменениях своих учётных данных. Если человек находится в запасе 15 лет, он за это время, вероятно, несколько раз сменил место жительства, работу, женился, развёлся, завёл детей. Обо всем этом он обязан оповещать военкомат в течение недели. Но люди боятся или не хотят это делать. Вот и получается, что у человека может быть целый набор отсрочек, при этом в военкомате он чист. Поэтому его ищут сначала по месту прописки, потом по месту работы. На это тратится много времени и ресурсов.

К тому же люди часто ведут себя с сотрудниками военкоматов неподобающим образом — оскорбляют, собак спускают, бросаются драться в неадеквате, иногда за оружие хватаются. Поэтому мы сотрудничаем с милицией, которая защищает наших работников. К тому же органы внутренних дел в соответствии с законом осуществляют розыск, задержание и доставку в военкомат граждан, которые уклоняются от выполнения воинского долга. Так что милиция может остановить любого человека и спросить, кто он и каково его отношение к воинской службе. А после пробить по базе и при необходимости доставить в военкомат.

Чем, на ваш взгляд, обусловлен страх взять повестку?

— Нежелание служить было везде и всегда. Неявка была и в царской армии России, и во время Первой и Второй мировой — при наличии сильной государственной власти, НКВД например. Там ценой вопроса была жизнь, и всё равно люди уклонялись.

У меня нет ответа, почему люди и сейчас уклоняются. Думаю, всё дело в воспитании. Всегда есть личностный фактор, и нужно начинать с себя, со своих родных. Пусть люди посмотрят в свой паспорт. Граждане обязаны защищать свою страну, тут «хочу — не хочу» не работает. А по факту что получатся: боюсь, неинтересно, ещё что-нибудь. Наших военных призывают в зону АТО, а они начинают жаловаться жёнам, матерям, родственникам, что где-то там водички не попили, где-то недоспали или не поели. А кто сказал, что в армии легко? Воинская служба всегда была, есть и будет тяжёлой и опасной мужской работой, сопровождающейся постоянными физическими и морально-психологическими нагрузками.

А недоверие к высшему военному руководству не может быть причиной того, чтобы не ходить в военкомат? До сих пор не расследована иловайская трагедия, например. Руководство Генштаба с тех пор не поменялось.

— Мы проводили исследование на базе большого учебного центра. Так вот, по его результатам фактор недоверия оказался одним из самых низких. Мы извлекаем уроки из тех событий, которые произошли, а также принимаем меры, чтобы подобное не повторилось. Поверьте, смена руководства ожидаемого эффекта не даст. Необходимы системные изменения и глубокие реформы, на которые нужны время и ресурсы. А времени у нас нет. И вообще, кто за нас должен защищать нашу страну?

Сколько человек осудили за уклонение от мобилизации?

— Уже есть почти 400 судебных решений. За уклонение от призыва предусмотрено от 2 до 5 лет лишения свободы. Но суды очень часто принимают решения об отсрочке приговора. В общей сложности посадили 4–5 человек. И это неправильно, потому что должны быть какие-то воспитательные меры. Люди должны видеть последствия невыполнения закона.

Много ли призывников не являются по повесткам?

— Это служебная информация, я не могу её разглашать. Оповещаем мы очень большое количество людей. Есть план, который мы должны выполнять. Но с другой стороны, есть и требования к качеству мобилизационного ресурса, особенно к его морально-психологическому состоянию. Вы сами знаете резонансные истории, когда сослуживцы застреливали друг друга. Теоретически тем, кто не хочет в армию, мы могли бы заменить службу трудовой повинностью. Законодательство это позволяет. Но у нас нет порядка привлечения граждан для таких работ — его должно разработать Минэкономики. Вот приходит к нам какой-нибудь хороший инженер, и его бы лучше направить на завод, где люди в три смены работают и ничего не успевают. Но пока сделать это невозможно.

Есть люди, которые вообще ни разу в жизни не были в военкомате. Как вы их разыскиваете?

— Человек, который никогда не был в военкомате, может засветиться по работе, при изменении каких-либо данных — регистрации брака, прописки. Сейчас при регистрации новой прописки нужно иметь пометку военкомата в военном билете. Вообще попытки спрятаться от призыва это вопрос времени. Мы делаем единый реестр военнообязанных — центральную базу данных. В процессе будем интегрироваться со всеми государственными реестрами. Система в перспективе будет сама формировать списки людей, которых нужно искать, сама будет штрафовать тех, кто нарушил определённый срок учёта и т. д.

Много ли добровольцев в каждой волне мобилизации?

— Добровольцев немного — примерно 10%. Но это костяк, актив воинских частей. Они обычно становятся кадровыми военными, опорой командиров. Те, кто побывал в АТО, работают инструкторами, потому что знают, чему в первую очередь нужно учить в специальных центрах и на полигонах.

Большинство добровольческих батальонов интегрировалось в ВСУ. Выходит, что у добровольцев только один путь попасть на военную службу — через военкоматы?

— По большому счёту, да. Мы сейчас упростили систему призыва добровольцев. Человек, который сам хочет служить, может прийти в любой военкомат независимо от места прописки. Вот зарегистрирован он в Житомире, а прийти может в военкомат в Киеве. Там ему скажут, куда можно призваться. Есть ещё один вариант. Доброволец может поехать в воинскую часть, в которой он хотел бы служить, получить разрешение у командира этой воинской части и с ним уже прибыть в военкомат. После оформления призыва военкомат отправляет добровольца в эту воинскую часть.

Сколько времени сейчас проходит от начала подготовки и до отправки в зону АТО?

— На подготовку тех, кто вообще не служил, уходит 36 дней.

Вам не кажется, что этого времени слишком мало?

— Генштаб распорядился усовершенствовать программу подготовки. Её продлят до 44 дней.

Несущественная разница.

— Да. В планах — увеличение периода подготовки до двух месяцев. Почему мы раньше спешили? Потому что нужно было провести ротацию. По сравнению с теми, кто служил в последние 10 лет, уровень подготовки повысился раз в 100. Потому что раньше вообще подготовки не было — солдаты не стреляли и не учились из-за отсутствия материально-технических средств. А сейчас они интенсивно учатся. Хочу вас заверить, что весь этот месяц подготовки они стреляют, сколько не стреляли те, кто по два года служил. Сейчас учат тому, что нужно на войне, а не тому, как подметать плац.

Военком Краматорска как-то признался в интервью, что как только жители его города получают повестку, сразу же сбегают за границу. В каких регионах ситуация аналогичная и есть ли у этой проблемы решение?

— Эта проблема актуальна для всех пограничных областей — Закарпатской, части Львовской, Черновицкой. Во время мобилизации пограничники всегда отмечают, что пассажиропоток увеличивается. Но законодательством не предусмотрено задержание граждан за то, что мобилизацию они пережидают в другой стране. Милиция может задержать только в том случае, когда человек уклоняется и правоохранителям известно, что перед ними именно он. В действительности это сделать очень сложно. Перекрыть границы мы не можем, потому что в этом случае создадим броуновское движение. У наших граждан просто нет сознательности для выполнения долга.

Сколько сейчас зарабатывают военные, проходящие службу в воинских частях и в АТО? Эта сумма менялась за последний год?

— Есть миф, что призыв на воинскую службу лишает граждан средств к существованию. На самом деле это не так. Призванный военный зачисляется в списки воинской части, ставится на тыловое, вещевое обеспечение, получает зарплату. Структура денежного содержания зависит от должности, срока службы, выслуги лет, вида войск, всевозможных надбавок — например, за прыжки с парашютом. В среднем солдат получает от 2,3 до 7 тыс. грн. Военнослужащие в зоне АТО зарабатывают в два раза больше.

В СМИ сейчас много информации о том, что военные в АТО совершают преступления, мародёрствуют. Несмотря на это, вы продолжаете призывать людей с судимостями?

— Да. С учёта снимаются только те, кто совершил тяжкие и особо тяжкие преступления, статьи по которым предусматривают от 5 лет лишения свободы и до пожизненного заключения. В то же время, если человек отсидел 5 лет по году, например, за кражи — он подлежит мобилизации. Вообще процент людей с судимостью небольшой. Как правило, набирают тех, у кого был опыт участия в боевых действиях. Начальник Генштаба выдвинул главный приоритет — качество призывников. Пусть мы не выполним план, но мы не должны призывать в армию потенциальных убийц.

Одним из способов уклониться от службы армии остаётся вывод медкомиссии. Народный депутат Ольга Богомолец опубликовала статистику, согласно которой во время четвёртой волны мобилизации 32% призывников оказались не годными в связи с психическими заболеваниями. Вам не кажется, что этот процент завышен?

— На самом деле реальное количество тех, кого не мобилизовали по психическому диагнозу, очень небольшое. Почему? Потому что списывают по этой статье, когда есть первичный диагноз и когда человек уже стоит на учёте у соответствующего специалиста. Медкомиссия вообще не в состоянии определить, здоров ли призывник психически, потому что для этого нужно проводить исследования, которые не предусмотрены при медосмотре.

Вы утверждаете, что с помощью медкомиссии нельзя откосить от армии?

— Нет, косят в основном как раз по здоровью. Но с врачами и какими-то должностными лицами призывники однозначно договариваются за пределами военкоматов. Как их накрыть? Это очень сложно. Бывают случаи, что военкоматы подолгу ищут человека, а потом врач списывает его. Сейчас мы вводим единый государственный реестр. Там будет предусмотрено, чтобы врач, как в частной клинике, каждый шаг заносил в базу — какие исследования проводились, когда это было, их номера и т.д. Тут только через стимуляцию личной ответственности можно чего-то добиться.

На ту же тему
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Военные Новости Мира | wartelegraph © 2017 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх