Кавказское минное поле

582018397Кавказ вступил в очередной год в том же «стабильно нестабильном» состоянии, в котором провел весь постсоветский период – войны всех со всеми. Хотя в данный момент это в основном холодная война. В нынешнем году (по крайней мере, в первом квартале) большое влияние на ситуацию в регионе окажут Олимпийские игры в Сочи. Это мероприятие, изначально абсурдное (при наличии Сибири проводить зимние игры в субтропиках, мягко говоря, странно), уже принесло России колоссальные убытки и проблемы, которые никогда не окупятся ни в материальном, ни в психологическом плане.

Наш собственный Северный Кавказ практически неизбежно обеспечит нам предолимпийское обострение, о чем свидетельствуют события в Волгограде в последние дни ушедшего года. Победить терроризм никак не получается, чему есть причины как внутренние, так и внешние.

ЛИНИИ РАЗЛОМА

Главной внутренней причиной, увы, была и остается коррупция. О реальной борьбе с ней говорить довольно странно, ибо коррупция вполне сознательно сделана основой всей нашей политической и экономической системы. Не может же система бороться сама с собой. Распространению терроризма особенно способствует коррупция в силовых структурах и коррупция на Кавказе, то есть покупка Москвой лояльности элит северокавказских республик, что вызывает бешенство местного населения, что облегчает деятельность в этих республиках исламских радикалов.

Нельзя не отметить еще один внутренний фактор – насильственную православизацию страны, антиконституционное сращивание верхушки РПЦ с государственной властью и проникновение РПЦ туда, где ей совершенно не место, в частности, в сферу образования и в силовые структуры.

Уже имеющийся сегодня российский опыт подтверждает хорошо известную истину: любая религия, основанная на жестких догмах и не подразумевающая никакого сомнения и несогласия с ними, не сплачивает, а раскалывает общество – на верующих и атеистов (последние уже откровенно превращены в бесправное меньшинство, хотя совершенно не факт, что их на самом деле меньшинство) и на представителей различных конфессий. Экспансия православия просто не могла не вызвать ответа в форме радикализации ислама.

Есть и мощные внешние факторы. У российского исламского терроризма есть несколько внешних спонсоров, но прекрасно известно, кто из них является главным, это проявилось еще в ходе обеих чеченских войн. Сегодня этот спонсор опасен особенно, как и положено «раненому зверю». В 2013 году Эр-Рияд получил целый ряд тяжелых ударов. Режим Асада в Сирии, несмотря на все саудовские усилия, устоял и даже укрепился. США так и не нанесли удара по Сирии, хотя Эр-Рияд прямо обещал этот удар оплатить. Более того, Вашингтон начал мириться с Тегераном, главным врагом Эр-Рияда. От всего этого саудиты впали в длительную истерику и даже совершили абсолютно иррациональный поступок – отказались от места непостоянного члена Совбеза ООН, хотя добивались его много лет. При этом в своих неудачах Эр-Рияд обвиняет в первую очередь Москву (в общем-то, не без оснований, в Сирии саудитов многопланово «обломала» именно Россия). Соответственно, ждать от ваххабитской «империи зла» можно чего угодно. При этом удары могут быть нанесены не по самому Сочи (это очень сложно), а по другим регионам, что и было продемонстрировано перед Новым годом в Волгограде.

В связи с этим политика Москвы вызывает, мягко говоря, удивление. В частности, не имеет никаких объяснений тот факт, что в России до сих пор не запрещена ваххабитская форма ислама и нет запрета на деятельность исламских священнослужителей, получивших образование в Саудовской Аравии и других ближневосточных странах. Здесь налицо либо вопиющая некомпетентность, либо прямое предательство. То же можно сказать и про собственно российско-саудовские отношения, где налицо необъяснимые попытки Москвы заигрывать с Эр-Риядом и делать вид, что это нормальная страна, а не прямой и открытый враг. Совсем уж «за гранью добра и зла» находится регулярное серьезное обсуждение возможности продать прямому открытому врагу новейшее оружие (например, танки Т-90С и даже ЗРС С-400).

Найти вразумительные объяснения подобному положению дел сложно. Самым вероятным объяснением, увы, является самое простое: саудиты здесь просто кому-то очень хорошо платят. Как было сказано выше, главной питательной средой внутрироссийского терроризма является коррупция. Возможно, не только низовая…

ТБИЛИСИ МЕНЯЕТ ТАНКИ НА ЗРК

Другой многолетний конфликт – России, Абхазии и Южной Осетии против Грузии – по-видимому, «остыл» надолго. Разумеется, не надо питать иллюзий и ждать, что Тбилиси официально откажется от своих бывших автономий. Пока прецеденты добровольного отказа от территорий имеются только в Восточной Африке – Эфиопии и Судане. В других частях света признавать независимость утраченных территорий не принято, поэтому странно ожидать, что Грузия станет первой. Но новое руководство этой страны, в отличие от предыдущего, не утратило психической адекватности. Это позволяет ему осознать, что если в России не произойдет никаких грандиозных внутренних катаклизмов, вернуть Абхазию и Южную Осетию военным путем нет никаких шансов: военный потенциал Грузии несопоставим с суммарными силами ВС двух этих государств и ЮВО ВС РФ, не говоря уж о военном потенциале всех ВС РФ. Точно так же нет у Грузии ни единого шанса получить в этом деле какую-либо внешнюю помощь. Конечно, в Тбилиси, Брюсселе и Вашингтоне продолжат петь старую полюбившуюся песню о том, что «Грузия обязательно станет членом НАТО», но только люди, полностью утратившие связь с реальностью, продолжают верить, что это случится на самом деле.

В связи с этим в Тбилиси даже родилась интересная идея – продать наступательное вооружение (в первую очередь – танки) и на вырученные деньги приобрести оборонительное (в первую очередь – средства ПВО). Правда, осуществимость этой идеи вызывает большие сомнения, о чем справедливо написал грузинский эксперт Вахтанг Майсая в статье «Тбилиси переходит к круговой обороне» («НВО» № 48, 26.12.13). Дело в том, что рынок военного «секонд-хэнда» сейчас перенасыщен, причем в первую очередь именно танками. Грузинские Т-72 – машины далеко не последних модификаций, да и содержались отнюдь не образцово. Поэтому если их вообще удастся продать, то лишь очень дешево. А вот современные системы ПВО, наоборот, стоят чрезвычайно дорого. Или Грузии придется купить другой «секонд-хэнд», то есть, в общем-то, обменять шило на мыло. Впрочем, вся эта суета имеет мало отношения к реальности. Как несложно догадаться, Россия не собирается нападать на Грузию, у Грузии же нет возможности атаковать Абхазию и Южную Осетию. Что, впрочем, не помешает Москве, Цхинвалу, Сухуми и Тбилиси продолжать раздувать взаимную пропагандистскую истерию, бесконечно обвиняя друг друга в подготовке агрессии. С такой истерии всегда кормится очень много людей, причем кормится хорошо.

Реально обострить ситуацию могла бы вновь возникшая в Южной Осетии идея провести референдум о воссоединении с Северной Осетией, то есть о вхождении в состав РФ. Безусловно, с исторической и этнической точек зрения это было бы вполне справедливо, осетинский народ не должен вечно страдать от последствий «мудрой национальной политики» Ленина-Сталина. К сожалению, восстановлению исторической справедливости мешает политика. Одно дело признать независимость Южной Осетии от Грузии, другое дело – включить ее в свой состав, то есть, с точки зрения норм международного права, аннексировать. Турция не стесняется в одиночку признавать независимость Северного Кипра, но не рискует официально его присоединять. И Москве такое не нужно, особенно накануне сочинских игр. Поэтому идею референдума мгновенно замяли.

КАРАБАХ РАЗДОРА

Другая часть Кавказа «остывать» не собирается. Новая война за Нагорный Карабах практически гарантирована, поскольку ни Ереван, ни Баку от этой территории не откажутся, а найти компромисс возможным не представляется (пока никто еще не смог внятно объяснить, как конкретно этот компромисс должен выглядеть, если позиции сторон являются взаимоисключающими). Война не возобновляется лишь потому, что у Азербайджана нет достаточного военного потенциала для достижения решающей победы над хорошо укрепившимися, отлично подготовленными и высоко мотивированными армянскими войсками. Но благодаря значительным нефтяным доходам Баку этот потенциал стремительно наращивает, как за счет импорта, так и за счет собственного производства. В настоящий момент на постсоветском пространстве по темпам обновления своих ВС Азербайджан уверенно занимает второе место после России.

И именно Россия в последние годы вносит решающий вклад в укрепление военного потенциала Азербайджана, о чем говорилось в статье Nothing personal, only business («НВО» № 34, 20.09.13). Баку в очень значительных количествах приобретает у Москвы новейшие наступательные вооружения (танки Т-72, БМП-3, САУ «Мста», РСЗО «Смерч» и ТОС-1А, ударные вертолеты Ми-35М), дополняемые весьма полезными оборонительными (ЗРС С-300ПМ). Благодаря этим поставкам ВС Азербайджана, пожалуй, впервые получили возможность достичь по-настоящему серьезного превосходства над ВС Армении и НКР.

Если бы в вопросах торговли оружием Москва руководствовалась только и исключительно финансовой стороной проблемы, то в массированных продажах оружия Азербайджану ничего удивительного не было бы. Но дело в том, что в действиях Москвы всегда был очень значим геополитический аспект. Даже далекой Венесуэле, имеющей огромные доходы от нефти (как и Азербайджан), Россия поставляет оружие в кредит (в отличие от Азербайджана). А уж проблема интеграции на постсоветском пространстве является для Москвы абсолютным приоритетом, за интеграцию она традиционно готова платить, причем много. В связи с этим поставки наступательных вооружений в Азербайджан представляются удивительными. Очень несложно догадаться, что приобретаются они не для парадов в Баку, а для возвращения Карабаха. И это при том, что Армения, против которой это оружие будет применено, является членом ОДКБ, а Азербайджан входит в антироссийский ГУАМ (практически умерший, но формально не распущенный).

Указанные поставки оружия явно приближают войну и, тем самым, создают значительные проблемы самой России. Если Азербайджан решится-таки на восстановление своей территориальной целостности, Москва окажется перед тяжелейшим выбором. Конечно, можно сохранить нейтралитет под тем предлогом, что НКР юридически является частью Азербайджана, а территория самой Армении боевыми действиями не затронута. Но прекрасно понятно, что подобное поведение нанесет сокрушительный удар по репутации России как надежного союзника, причем не только в Армении, но на всем постсоветском пространстве. Либо придется воевать с противником, которого мы сами вооружили до зубов, то есть нести весьма значительные потери. А этого уже не поймет население самой России.

Возможно, в Москве даже осознали, что сделали что-то не то, точнее – совершили грубейшую геополитическую ошибку. Отсюда возникло знаменитое прошлогоднее интервью командира 102-й военной базы РФ в Армении полковника Андрея Рузинского «Красной звезде» с фразой: «В случае принятия решения руководством Азербайджана по восстановлению юрисдикции над Нагорным Карабахом силовым путем военная база может вступить в вооруженный конфликт в соответствии с договорными обязательствами Российской Федерации в рамках Организации Договора о коллективной безопасности». Эти слова вызвали сильнейший резонанс как в Баку, так и в Ереване. Особенно в Баку, где сразу вспомнили, что юрисдикция ОДКБ не должна распространяться на НКР.

На самом деле полковник высказался достаточно обтекаемо: «военная база может вступить в вооруженный конфликт». То есть может и не вступить. Все зависит от того, какой поступит приказ из Москвы, офицер обязан его выполнить и не задумываться о том, на что распространяется или не распространяется юрисдикция ОДКБ (об этом пусть думают в Кремле). Впрочем, сама по себе возможность того, что Россия может поддержать Армению в войне за Карабах, на официальном уровне упомянута впервые. Абсолютно ясно, что в армейском официозе не могло появиться «личного мнения» действующего полковника, тем более по столь важному политическому вопросу. Здесь имел место ясный message Москвы в адрес Баку: воевать за Карабах не надо.

Таким образом, Россия в очередной раз в своей истории создала себе проблему, которую теперь необходимо решать. Возможно, последуют поставки оружия теперь уже в Армению, только не по экспортным, а по внутренним ценам, но пока ничего такого не наблюдается. Остается надеяться, что в Баку правильно поймут слова полковника Рузинского. По крайней мере, до конца Олимпийских игр в Сочи.

Александр Храмчихин
Независимое военное обозрение

На ту же тему
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Военные Новости Мира | wartelegraph © 2017 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх