Турецкий марш на трубах «Томагавков»

73581Анкара готова сыграть роль главного подносчика патронов в войне с Сирией. Почему?

Военное вмешательство третьих стран в сирийский конфликт становится всё более неопределенным. В понедельник Генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен заявил, что Северо-Атлантический альянс не будет принимать участие в военной операции. Ранее парламент Великобритании не внял доводам своего премьера Дэвида Кэмерона и отказался посылать войска к берегам Сирии. В том же заверила международное сообщество со стороны Германии и канцлер Ангела Меркель. В агрессии готов участвовать только Вашингтон. Однако и президент США Барак Обама решил самостоятельно не принимать решение о начале боевых действий, а запросил одобрения у конгресса. За решительное вмешательство на сегодняшний день выступают только страны Лиги арабских государств, а турецкий премьер Реджеп Эрдоган даже призвал Америку не ограничиваться точечными ударами и начать полномасштабную операцию.

Барак Обама уже исключил возможность наземной операции, пообещав ограничиться точечными ракетными ударами силами авиации и флота. Но турецкий премьер посчитал такие меры недостаточными.

На фоне всё возрастающей напряженности Россия продолжает ограничиваться заявлениями МИД. В то время, как у нашей страны есть достаточно механизмов для ослабления лагеря сторонников войны. Для той же Турции Россия сегодня — самый первый поставщик газа. Анкара постоянно просит Москву увеличить поставки голубого топлива и снизить цены. Ежегодно около двух миллионов российских туристов пополняют бюджет Турции во время отдыха на средиземноморье. И вряд ли Анкаре выгодно идти на обострение с Москвой. С чего же тогда такая воинственность?

Как считает директор Института политических исследований Черноморско-Каспийского региона Владимир Захаров, решительность турецкого руководства связана со множеством внутренних проблем. Но, решая их военным путем, Анкара рискует серьезными потерями.

– Сейчас мало какая страна хочет вмешиваться в сирийский конфликт, так как доказательства о применении химического оружия режимом Асада не выглядят убедительными. Отказались даже многие страны НАТО. Но Турция настаивает на войне.

Для этого есть несколько причин. В ходе конфликта Асад был вынужден предоставить в стране широкие права курдам. И Турция боится того, что если победит Асад, то скоро будет объявлено о создании курдского государства. Это государство потребует часть территории Турции. А там курдов проживает не один миллион. Но Анкара не хочет отдавать ни одного квадратного метра своей территории. Тем более курдам, с которыми идет постоянная вражда.

В то же время, Иран официально объявил о поддержке Асада. В Турции знают, что иранские войска намного боеспособней сирийских.

Россия пока занимает последовательную позицию и выступает за мирное урегулирование процесса. Но этот людоед Обама хочет войны. Он мог бы стукнуть кулаком по столу и утихомирить военное лобби. Уже половина американцев выступают против войны, а другая – не выступает «за», отмалчиваясь. Сейчас мы на грани третьей мировой войны.

«СП»: – Неужели Турция хочет столкнуться с иранской армией?

– В Анкаре рассчитывают на поддержку США, Саудовской Аравии и других стран. Там верят, что общими усилиями удастся одолеть Иран – серьезного конкурента в регионе. Но, на мой взгляд, их надежды не оправдаются. Иран в состоянии дать отпор.

Важно учитывать, что противостояние в регионе идет еще на религиозной почве, между суннитами и шиитами. В странах Ближнего Востока шииты преследуются. Поэтому может вспыхнуть большая религиозная война.

«СП»: – Ждет ли нас осложнение отношений с Турцией?

– Если в Сирии начнется полномасштабная война, то Россия полностью потеряет Закавказье. Потом она может потерять и Северный Кавказ. У нас политики не любят об этом говорить. Но посмотрите, что творится в Ингушетии: там люди ходят по улицам с оружием.

Сейчас нашего президента окружают лоббисты различных интересов, они дают руководству страны неверную информацию, говоря о сотрудничестве.

Хочу напомнить, что после войны в Южной Осетии представители Турции срочно вылетели в Москву. Вашингтон хотел воспользоваться ситуацией и объявить о создании Курдистана. Анкару такой сценарий не устраивал, и начались поиски путей улучшения отношений с Россией. Америке же нужен новый передел мира, пересмотр ялтинско-потсдамских договоренностей. Турецкое руководство сегодня надеется, что позицию Америки по курдскому вопросу удастся изменить. Россия при определении своей политики должна учитывать множество факторов.

«СП»: – В случае начала войны в Сирии Турция постарается охватить своим влиянием Кавказ?

– Помимо Турции есть и другие сильные игроки в регионе. Американские организации, готовящие общественное мнение относительно режима Асада, активно работают и в Армении, в Грузии, в Азербайджане. Сейчас на армянском телевидении постоянно звучит антироссийская риторика, нашу страну обвиняют во всех бедах.

«СП»: – Может ли помочь мирному урегулированию российская помощь Сирии вооружениями и специалистами?

– Сложно сказать. У нас в армии еще очень много чего надо исправлять. На настоящий момент у нас нет мощной армии. Допустим, верховный главнокомандующий отдаст приказ, но как его выполнят – неизвестно. Здесь у меня оптимизма нет.

«СП»: – Если сирийский конфликт может перекинуться на другие страны, то Турция, получается, играет с огнем.

– В Турции надеются, что смогут всех победить. Там давно происходят события, которые не нравятся турецкому народу. Но страной руководит не народ, а всякие исламисты вроде Эрдогана. Они хотят себе славы султана, как главы исламского мира. Только ничего не получится. Этот статус захватили люди, которые находятся вокруг Мекки. Но Эрдоган этого не понимает.

Начальник сектора Ближнего Востока Российского института стратегических исследований Анна Глазова говорит о том, что правительство Эрдогана, сделав однажды в сирийском конфликте неверный выбор, уже не может пойти на попятную:

– После начала политических потрясений на Ближнем Востоке правительство Эрдогана поддержало оппозиционные силы в странах «арабской весны», но до конца не продумало последствий такого шага. В случае с Египтом и Тунисом правящей Партии справедливости и развития (ПСР) еще удавалось убедить избирателей, что она поддерживает демократические силы, выступающие против авторитарных режимов. Но в случае с Сирией этого сделать уже не удается, так как общеизвестно, что на стороне оппозиции воюют террористы из разных стран, которых поддерживают турецкие власти.

У Турции с Сирией самая протяженная граница, и на протяжении более года в приграничных турецких районах сохраняется очень напряженная обстановка. Время от времени турецкие территории подвергаются обстрелу. В этой ситуации у ПСР остается не такой большой выбор: заявлять протесты или принимать более жесткие меры, вплоть до вооруженного вмешательства.

До последнего времени правительство Эрдогана воздерживалось от военного конфликта с Сирией, понимая, что именно этого от Турции добиваются Саудовская Аравия, Катар и другие силы, поддерживающие сирийскую оппозицию. Эрдоган был заинтересован в поддержке Запада, чтобы свержение режима Асада не совершалось только руками Турции.

Сейчас, когда США близки к началу войны, Турции активно подталкивает Вашингтон к силовому решению. Более того, в Анкаре говорят, что точечных ударов будет недостаточно для свержения Асада и нужна полномасштабная кампания.

«СП»: – Получается, что сейчас у Турции нет другого пути, как ввязаться в войну.

– У Эрдогана сегодня очень узкий коридор для маневра. Тем более, когда сирийские курды, сохранявшие нейтралитет, вступили в войну против боевиков. Понятно, что ситуация в приграничной зоне будет дестабилизироваться. В этой ситуации Турции, как одному из сильнейших в военном отношении государств региона, сложно ограничиваться лишь угрозами.

В то же время, правительству известно, что до 80% населения Турции выступают против военного вмешательства в сирийский конфликт. Поэтому оно заинтересовано в том, чтобы для войны сформировалась широкая коалиция западных стран.

«СП»: – Как в этой связи могут измениться отношения между Турцией и Россией?

– У наших стран прагматичные отношения. Несмотря на то, что позиции Москвы и Анкары в отношении Сирии расходятся, обе стороны будут воздерживаться от каких-либо жестких заявлений в адрес друг друга. Отношения между Россией и Турцией базируются на энергетических и экономических связях, которым руководство обеих стран придает особое значение. Поэтому я не ожидаю резкого ухудшения отношений между странами.

«СП»: – Может ли открытая война в Сирии привести к дестабилизации Закавказья?

– Пока сложно говорить о вероятности такого развития событий. Это будет зависеть от многих факторов. В данный момент мы видим, что западная коалиция, которую хотят создать США, не складывается. Не в последнюю очередь это обусловлено влиянием России и усилением её роли на международной арене. Стоит подождать развития ситуации в Сирии, прежде чем делать прогнозы по Ирану и Закавказью. На мой взгляд, до широкого распространения конфликта не дойдет.

«СП»: – Ближний Восток – место пересечения большого числа самых разных интересов. Есть ли понимание у политиков, что война в Сирии может привести к дестабилизации всего региона?

– К сожалению, этого понимания нет. Особенно, если говорить о руководстве США и Евросоюза. Складывается впечатление, что Запад ведет суицидальную политику. Поддерживая дестабилизацию региона и преследуя таким способом свои тактические цели, западные политики не вполне осознают, чем в долгосрочной перспективе это может закончиться. В этом плане такая политика опасна для всего мирового сообщества.

«СП»: – Насколько сильны в турецком руководстве стремления снова стать лидером исламского мира?

– Эти настроения действительно сильны. После прихода к власти происламской ПСР внешняя политика страны направлена на усиление регионального влияния. До арабских революций она была вполне успешной. В частности, Анкара попыталась наладить отношения со своими соседями на Ближнем и Среднем Востоке, которых во времена «холодной войны» полностью игнорировала.

Поддержав арабские революции, турецкое руководство рассчитывало тем самым еще больше усилить свое влияние в постреволюционных странах. Поначалу это удавалось, протурецкие настроения были сильны в Тунисе и Египте сразу после свержения правящих режимов. Однако сейчас, не в последнюю очередь из-за событий в Сирии, влияние Турции в регионе постепенно ослабевает. Этот процесс может еще больше усугубить начало внутриполитического кризиса в стране.

Директор Института Ближнего Востока Евгений Сатановский на позицию Турции по сирийскому вопросу и на развитие российско-турецких отношений смотрит прагматично:

– Турция ведет войну в Сирии последние 29 месяцев. Пока не напрямую. Но «Сирийская свободная армия» — это турецкий проект, контролируемый турецкими спецслужбами. Эрдоган – один из застрельщиков войны в соседней стране. Но без американцев он ничего не может сделать. Саудовские, катарские союзники проигрывают войну. А вот у Турции, как у прифронтового государства, возникли серьезные проблемы. Сирийские курды ударили по боевикам Джабхат-ан-Нусра.

Сейчас велика вероятность объединения усилий между сирийскими и иракскими курдами. Президент Иракского Курдистана Масуд Барзани проявляет повышенный интерес к Сирии. Тогда неизбежно встанет вопрос о курдах в Турции. Эрдогану поэтому нужна война и как можно быстрей.

«СП»: – Сегодня у Турции и России хорошие отношения. Анкара покупает у Москвы газ.

– Мечта саудовцев и катарцев – провести газопровод в Турцию и дальше в Европу через территорию Сирии. Тогда Турции не нужен будет российский газ. И Анкара сможет себе освободить руки.

Турция – очень непостоянный и непоследовательный партнер. Это видно на примере отношений этой страны с арабскими государствами. Еще недавно Ливия и Сирия были ближайшими экономическими партнерами Турции, шли разговоры о безвизовом режиме и свободной экономической зоне. Всё это кончилось свержением Каддафи и войной в Сирии. Кто даст гарантию, что история не повторится в случае с Россией? Власти в Москве должны задуматься над тем, насколько можно доверять турецкому руководству.

«СП»: – Отношения могут ухудшиться?

– В ближайшее время этого не стоит ожидать. Удается сохранять баланс интересов. Эрдоган неоднократно просил Путина разрешить в России деятельность «Братьев мусульман»*, но получал решительный отказ. Не хватало нам таких «пятых колон». Попытки изменить цену за газ тоже не привели к результату, так как пока больше никто в таком объеме кроме России газ поставить Турции не может. Торговый оборот у нас порядка 30 миллиардов долларов. Мы – первый торговый партнер Турции, они для России – на пятом месте. Видимо, такие отношения будут продолжаться длительное время.

«СП»: – Должна ли Россия предпринять активные действия, чтобы не потерять влияние на Ближнем Востоке и в других регионах?

– Мы же не можем объявить войну Америке или разбомбить Францию. Входить в Сирию тоже не имеет смысл. В свое время под крики «иначе всё потеряем» мы вошли в Афганистан и потеряли Советский Союз. Как-то жалко за одно столетие третий раз разваливать страну.

Турция – это опасный противник, но пока не наш. Для Турции главная проблема сегодня — это Сирия. Еще неизвестно, не развалится ли в результате конфликта сама Турция.

Что касается влияния России в других регионах, то всё определяется выгодой. Если странам Закавказья будет выгодней дружить с Америкой, то они будут дружить с Америкой. Если выгодней с России – будут дружить с Россией. То же касается и Северного Кавказа. Если дадут региону деньги, – он будет в составе РФ. Не пойдут туда деньги – потеряем территорию.

* — Международная организация «Братья мусульмане» решением Верховного суда России от 14 февраля 2003 года была признана террористической, ее деятельность на территории Российской Федерации запрещена.

Свободная Пресса

На ту же тему
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Военные Новости Мира | wartelegraph © 2017 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх